Колумбия: Индейцы коги, пляж в Паломино, кокаин и Санта-Марта

Первое, что я увидела, выйдя из автобуса в Паломино, был большой зеленый попугай, сидящий на проводах, и два стоящих у дороги индейца коги, которых невозможно с кем-либо спутать. Почему-то сразу стало понятно, что в Паломино мне понравится.

Паломино — это небольшая придорожная деревня с парой улиц, уходящих от дороги в разные стороны. Вдоль трассы тянутся домики с десятком кафешек и несколькими магазинами. Здесь часто останавливаются дальнобойщики и международные автобусы, чтобы перекусить, так что деревня живет насыщенной жизнью.

Я узнала о ней совершенно случайно, наткнувшись пару раз на упоминание о Паломино на форумах LP и Винского. К счастью, вездесущие ноги авторов печатного издания LP сюда еще не добрались. Отловив местного мотобайкера, я попросила отвезти меня к единственному жилью, которое мне было известно – La Casa de Rosa. По перпендикулярной главное дороге улице мы проехали через деревню, потом выехали в выжженные и черные от кострищ поля, где целями днями местные жители вырубали кусты и деревья, а потом тут же сжигали их, видимо, очищая место для будущих культурных посадок. Потом мы въехали в совсем уж неживописное место – с обоих сторон грунтовой дороги были навалены кучи мусора, которые, видимо, тоже периодически пытались сжигать.

А потом мы приехали в La Casa de Rosa, «затерянный рай».  То что я увидела, совершенно не соответствовало моим ожиданиям – на небольшой территории, заросшей бурной тропической растительностью и пальмами, было поставлено с десяток палаток, а под навесом, покрытым сухими пальмовыми листьями, болтались гамаки. Рядом из палок и травы были сделаны душевые и туалет.

В сумерках под звуки цикад и пение птиц по кемпингу ходили странные люди с отрешенным видом – кто-то с дредами, кто-то с пирсингом, кто-то и с тем, и с другим. Почему-то первая ассоциация, которая пришла мне в голову при виде этого места, был фильм «Пляж».

На мое вопросительное выражение лица откликнулся дядечка, который с голым торсом стоял перед плитой на кухне, пристроенной к единственному на территории каменному строению, и что-то готовил. Он сказал, что habitacion, т.е. комнат, у них тут нет, а есть по соседству за 30 000 песо, и предложил гамак по 8 000 песо. Я пошла было посмотреть на гамаки под навесом, но они висели так близко друг к другу, что ни о каком уединении не могло быть и речи. К тому же все люди, которых я увидела вокруг, были на мой вкус слишком просветленными.  И я попросила показать мне комнату.

Всего в 100 метрах дальше по пляжу мне показали комнату моей мечты. Вернее это была даже не комната, а целый дом, стоящий под сенью огромного фикуса и окруженный кокосовыми пальмами. На первом этаже было несколько пустующих и ничем особым не выделяющихся комнат, но меня сразу повели на второй этаж, где передо мной предстала уютная комната с огромной двуспальной кроватью и двухэтажной кроватью по соседству, гигантских размеров терраса со столом, пластиковыми стульями и подвешенным к крыше гамаком, ванная комната, а снаружи был отдельный вход в кухню с холодильником, электрически конфорками и всей необходимой посудой. После всех моих ночевок в дормах, гамаках и сараях из палок за 15-25 000 песо, я бы осталась в этих роскошных апартаментах и за 30 000, но когда я поинтересовалась, есть ли что-то поскромней и подешевле, мне скинули цену до 25 000. На следующее утро во время прогулки по пляжу я обнаружила, что по соседству есть еще несколько приятных мест для жизни, но меня настолько абсолютно все устраивало в моем прекрасном доме (там даже была розетка на веранде рядом с гамаком, так что все это письмо было написано мной в процессе висения в гамаке), что я не стала искать что-то лучше или дешевле.

За все эти 4 будние ночи у меня так и не появилось соседей в нижних комнатах, и я делила свой домик лишь с гекконами и большой пучеглазой лягушкой, которая как-то раз вечером появилась на стене моей комнаты.

Поскольку негостеприимное семейство в Кабо де ла Вела оставило меня днем без обеда, я просто умирала от голода. Но сразу после моего заселения стемнело, и идти в темноте через помойку и сожженные поля обратно в деревню мне было страшно. Я вернулась в кемпинг и спросила у дядечки с голым торсом, нет ли у них чего-нибудь поесть. Он сказал, что у них ничего нет, и что до деревни минут 10-15 пешком, но, разглядев в темноте мое голодное измученное лицо, успокоил, что сейчас приедет его жена, они будут готовить себе ужин, и я могу поесть с ними. За 8 000 меня накормили чудесным куском мяса с рисом, фасолью, салатом, жареным бананом и соком. Оказывается, они и дома едят то же самое, чем кормят днем в кафешках. Но после голодного дня это была потрясающе вкусная еда.

Пока я сидела в кемпинге в ожидании кормления и общалась с членом хозяйской семьи на предмет того, кто я и откуда, к нам подошел молодой человек, услышавший rusa, и спросил по-испански, кто тут из России.

У Миши из Питера первые 5 минут очень плохо получалось говорить по-русски, ведь он уже пару месяцев говорил только по-испански.  Я помню эти странные ощущение, у меня было так же в ЮВА.

Первый раз он провел в Колумбии полгода, а теперь вернулся снова, ведь здесь дешево и хорошие девушки – одна из них в виде худенькой мулатки была у него при себе, и они делили с ней один гамак за 8 000 песо. Миша пытался найти себе работу в Санта-Марте и в Таганге, а сейчас перебрался в поисках работы и дешевой жизни сюда. Говорит, что умеет доставать с пальм кокосы, но этот навык тут пока спросом не пользуется.  Дома в Питере он зарабатывал тем, что был членом группы, которая крутит огненные шары, но здесь одному этим особо не заработать. На следующее утро я увидела Мишу, жарящего на костре сосиски, а вся его рука, которой он держал палку, была покрыта татуировками. Когда в тот первый вечер Миша уехал в деревню на велосипеде, чтобы достать что-то, о чем он не стал мне рассказывать, но о чем я и так могу догадаться, ко мне подсел совершенно обдолбанный американец Мэт, который до этого в паре метров от меня раскуривал косяк. Все-таки хорошо, что я не осталась здесь в гамаке. Вдруг это заразно? :-)

Я пыталась понять, что притягивает сюда этих людей, ведь можно уехать жить в Индию, в Таиланд или Камбоджу, где жизнь стоит намного дешевле (за 5 баксов это будет не гамак, а уютная комнатка, а за доллар можно прекрасно поесть), но при этом всегда есть что покурить, если хочется. Может, с девушками там все не так просто, как здесь, но можно же найти себе такую же «просветленную» европейку. И почему-то единственное, что мне приходит в голову, что сильно отличает Колумбию от вышеперечисленных стран – это кокаин. Колумбия является крупнейшим мировым поставщиком кокаина. На ее долю приходится 95% кокаинового «импорта» США. Штаты развернули разные программы и предпринимают активные усилия, чтобы изменить уклад местных горных жителей, выращивающих коку, и за доп. плату переориентировать их на другие способы заработка, но пока особых плодов эти усилия не принесли. Купить немного кокаина в Колумбии заинтересованному человеку не составит труда.

Хотя, может, этим чувакам и правда нравится жить посреди джунглей у моря в гамаках по 5 баксов, мыться в душе из веток и готовить себе еду на костре? Мне нравится такая жизнь, но не в гамаке за 5 баксов, а в своей палатке хотя бы метрах в двадцати от ближайших соседей. Кстати, в следующие дни я видела штук пять палаток, просто поставленных вдоль пляжа под пальмами или в кустах.

Пляж в Паломино рядом с Санта-МартойВсе мои дни в Паломино были наполнены приятными прогулками по пляжу вдоль моря, в которое впадают стекающие с гор реки, и в мое первое утро я увидела за руслом такой реки высоченные горы, которые все остальные дни были скрыты за плотными тучами. Море в Паломино не очень пригодно для купания – воды такие же коричневые, как и в большинстве других мест, и волны накатывают на берег довольно сильные. Но приятно на рассвете и на закате посмотреть, как над водой летают стаи пеликанов, а на берегу «пасутся» разные птицы. А жаркий полдень провести в гамаке за чтением Маркеса.

Каждое утро я просыпалась на рассвете, чуть раньше 6, и первый час нового дня тратила на изучение испанского. Потом шла завтракать в деревню и покупать себе почему-то дорогие фрукты и овощи на обед или ужин, чтобы помочь организму переварить полученное за завтраком/обедом мясо.

Вечером деревня менялась – местные жители выносили из своих домиков с очень бедными интерьерами стулья и рассаживались на улице пообщаться, дети резвились в свете фонарей, а на главной дороге открывались два бильярдных зала. Судя по тем интерьерам, которые я видела, проходя по улице к трассе, живут тут совсем небогато – очень часто в первой комнате лишь стояла пара стульев, да лежал посреди комнаты грязный матрас, с которого хозяева, сидя или лежа, смотрели стоящий в углу комнаты старинный телевизор. Некоторые дома заколочены досками и заброшены, на доброй половине других надпись «Продается».

Индеец коги на пляже в ПаломиноСамым интересным мероприятием в эти дни было для меня наблюдать за индейцами коги, которые приходили из своих горных деревень в Паломино, а иногда даже доходили до нашего пляжа.

В 1500 году, когда в районе Санта Марты высадился товарищ Христофора Колумба,  он был поражен богатством украшений, которые носили местные индейские племена, обитающие в горах Sierra Nevada de Santa Marta, к слову, самых высоких прибрежных горах в мире ( 5780 метров ), вершины которых покрыты ледниками. Привлеченные этими богатствами, сюда поспешили и другие завоеватели, в том числе известный английский пират Френсис Дрейк, не раз осаждавший местные берега.

Индеец коги на пляже в ПаломиноНе знаю, носили ли индейцы коги в те времена роскошные украшения, или это были какие-то другие, давно ассимилировавшиеся индейские племена, но сейчас одежда коги более чем лаконична и тем самым необычна.

Все они носят очень светлую, почти белую одежду из хлопковой ткани, которую сами ткут. Мужчины одеты в высокие сапоги, светло-бежевые брюки, закатанные почти до колена и просторные светло-бежевые рубахи, спускающиеся намного ниже бедер. На головах у некоторых широкополые, а кое у кого традиционные белые шляпы без полей,  но большинство ходит без головных уборов. У всех мужчин длинные распущенные волосы, на плече болтается плетенная тканевая сумка, а в руках они держат сосуд с узким длинным горлышком и палочку, которой достают щепотку нагретых на огне и протертых в муку морских ракушек, и смешивают эту «муку» во рту с листьями коки, наслаждаясь чудесным эффектом. Женщины в отличие от мужчин ходят босиком и как будто завернуты в белую простыню. На шее у них висят бусы, а на плече такие же плетенные тканевые сумки. Когда коги куда-то долго идут, лямку от сумки закрепляют на лбу, и сумка с грузом болтается за спиной. И мужчины, и женщины очень маленькие, наверное, сантиметров 150 в высоту, и все очень худые. Два дня я наблюдала коги со стороны, на главной дороге или на пляже, где как-то раз двое коги стояли на одном месте в кустах около часа, а потом, когда начало темнеть, ходили по пляжу как два привидения, одетых в белое. Эти маленькие люди казались мне такими другими, непохожими на нас, живущими своей непонятной для современного человека жизнью. Многие индейские племена, обитавшие в Колумбии, давно ассимилировались с переселенцами с других континентов, а коги продолжают жить так, как жили раньше.

В мой третий день в Паломино, который снова выдался пасмурным, я решила, что это прекрасный момент, чтобы прогуляться в горы, туда, откуда приходят коги. Для меня горы, где живут колоритные малые народы, обладают такой же притягательностью, как сыр для мыши – не могу устоять и иду «на запах».

Позавтракав в придорожной кафешке арепой (маисовой лепешкой с запеченным в нее кусочком домашнего сыра типа сулгуни), жареной сосиской и каким-то вкусным домашним напитком, сделанным как будто из сладкого жидкого теста с отрубями. , я направилась по дороге, уходящей в сторону гор.

Сначала закончилась деревня, потом закончилась дорога, проезжая для машин и мотоциклов, и вдоль горной реки по склонам гор начала петлять, поднимаясь вверх, тропа, на которой были следы человеческих ног и лошадиных копыт. Я поднялась на первый «перевал», откуда открылся чудесный вид на море внизу и вдали, и на спуске в следующую долину меня нагнали двое мужчин с огромным мачете. «Ну все», — подумала я и решила начать разговор первой, спросив, не их ли это дом виднеется там внизу у реки? «Нет», — сказали мужики, — «нам еще идти 8 часов». И побрели дальше. Немного подумав, а стоит ли продолжать этот путь одной и увижу ли я еще когда-нибудь свой уютный дом на берегу моря и свою пучеглазую соседку-лягушку, я все же пошла дальше, подталкиваемая желанием дойти до первой деревни коги.

Перейдя через пересохшее русло горной речушки и взобравшись на следующий «перевал», я снова остановилась в раздумьях – а может, деревня в 8 часах отсюда, куда шли мужики, и есть первая деревня коги? И тогда я зря потею, пытаясь найти то, что находится неизвестно где. И только я, постояв и слегка остыв, повернула назад, как за поворотом послышались голоса, и на меня вышла группа из шести просветленных чуваков из кемпинга La Casa de Rosa, среди которых был обдолбанный Мэт. Никто из них не смог ответить мне на вопрос, куда и зачем они идут. Видимо, простым смертным об этом месте знать не полагается.  За ними шел провожатый, низенький коротко стриженый мужичок, тащивший на лбу плетеную сумку, а за веревку груженного мешками мула. Я поздоровалась и спросила, далеко ли до первой деревни, и, узнав, что отсюда это всего полчаса ходу, пошла за просветленными, мужичком и мулом. Мужичок оказался очень хороший, и мы душевно пообщались. Он рассказал мне, что они идут на finca (земельное владение, плантация) в 8 часах отсюда, и когда я спросила, вернется ли вся эта группа завтра обратно, он сказал, что они останутся там на 3-4 дня. Я не стала уточнять, плантация чего там находится, ответ мне показался очевидным.

Мэт вел себя еще более странно, чем в первый вечер. Он сказал, что они возвращаются завтра, что куда точно они идут, он не знает, а на мой вопрос, сколько стоит такой «тур», он сказал, что не знает, может, чего-то и стоит.

В общем, я дошла с ними до первой деревни, потом прошла еще чуть дальше и повернула назад, поблагодарив милого мужичка-провожатого. Деревня состояла как бы из двух частей – современной части, где, судя по информационным щитам по соседству, в рамках правительственной программы была построена каменная школа с красной железной крышей и где слышались радостные визги детишек.

Деревня индейцев когиПосле современной части деревни была ее обычная часть – на небольшой площади были компактно расположены штук 15 конусообразных домиков, сложенных из веток и покрытых травой. Такие типичные домики горных народов. Рядом паслись свиньи и ослики, и был построен целый курятник для самых непуганых из всех кур, которых я когда-либо видела – они даже не потрудились отойти с тропинки, по которой я прошла в нескольких сантиметрах от них. Наверное, их тоже кормят кокой.

На обратном пути мне встретилось несколько коги: сначала старичок с набитым наркотической смесью ртом, из чьего обращения ко мне я смогла понять только приветствие, потом девочка с застенчивой девушкой, у которой на лбу были закреплены сразу две плетеные сумки, а свободными руками она что-то плела, бодро взбираясь вверх по тропинке, и в довершение пара из идущего налегке мужчины, жующего свою коку, и женщины, которая мне улыбнулась и поздоровалась, тащившей закрепленную на лбу сумку с чем-то тяжелым.

И еще на выходе из Паломино рано утром я встретила пешего мужчину с то ли дочкой, то ли внучкой потрясающей красоты, которая, как настоящая принцесса на выданье, вся в белом, ехала верхом на коне.

После всех этих встреч, улыбок и доброжелательных приветствий эти далекие и слишком другие для меня коги стали такими близкими и родными.

А еще на спуске из деревни коги я встретила странную компанию из трех «оборванцев» неиндейского вида. Все они несли плетеные сумки, закрепленные на лбу, и уверенно шли по горной тропе наверх. Через минуту после них мне встретился их приятель, с которым мы чудесно пообщались по-английски. Он эквадорец из Кито, уехавший из дома год назад и осевший на целый год в этих окрестностях, пожив сначала несколько месяцев в Таганге, известном бекпекерском пляжном местечке рядом с Санта-Мартой. Его друзья-колумбийцы, которых я встретила минутой раньше, поселились в деревне в горах в тех же 8 часах отсюда, и сейчас он идет с ними к ним в гости. Прикольный чувак, хоть и немного странный, но вроде еще не до конца того.

Кока творит с людьми чудеса, возвращая их к истокам и заставляя отказаться от материального в угоду естественному и простому. Воистину.

На следующий день мне пришлось уехать из Паломино, поскольку на выходные мой чудесный домик был забронирован.

О том, что произошло дальше, я расскажу вам в следующих сериях, потому как сейчас я в Санта Марте, тут очень жарко, мозг плавится и стучать по клавиатуре ноутбука слишком лениво.

Даже не верится, что прошли 2,5 недели после моего отъезда из Москвы. Почему-то кажется, что прошло больше времени.

Мне нравится Колумбия, хотя дикий восторг что-то вызвало у меня тут всего пару-тройку раз. Но почему-то часто в голову приходит мысль, что нет смысла ездить так далеко, когда рядом есть прекрасная Азия, такая многоликая, интересная, спокойная и дешевая. Но, как сказал один мой знакомый, надо смириться с тем, что ЮВА — лучшая, и осматривать другие уголки мира.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>