Боливия: Отдых в Коройко, Дорога смерти и плантации коки в Чулумани

На следующее утро я уехала вниз, на 1600 метров над уровнем моря, в городок  Коройко (Coroico). Выбрав для доставки меня вместо медленного автобуса быстрый минивэн, домчавший меня до места всего за 2 часа, по пути я обозрела волшебные пейзажи — пожалуй, это была одна из красивейших дорог Боливии.

Из Ла-Паса на высоте более 4 000 метров дорога поднимается на перевал в 4 650 метров над уровнем моря, а потом очень круто спускается вниз. Путь от перевала до Coroico, расположенного на высоте 1600 метров над уровнем моря  - популярный велосипедный маршрут, и за цену от 400 боливиано его можно проделать с помощью одного из турагентств Ла-Паса, забрасывающих и забирающих народ на микроавтобусе. Дороговато для одного дня на велике, но, видимо, тормоза приходится менять после каждого заезда. Высота сбрасывается невероятно стремительно. В одном месте старая и новая дорога разделаются. Велосипедисты едут по старой, так называемой «самой опасной дороге в мире», а транспорт по новой — отличному и безопасному двухполосному шоссе.

Я все думала, ехать ли мне по самой опасной дороге в мире на велике, но за день до отъезда из Ла-Паса я простудилась, поэтому вариант велика отпал, и я поехала в Коройко греться и лечиться.

Рядом с Коройко есть три водопадика, пара пешеходных маршрутов, но все это по описанию из путевода меня не очень впечатлило, и я решила, что мне нужно жилье с отличным видом, чтобы 2.5 дня провести в кресле за ноутбуком, отпиваясь чаями и отъедаясь лимонами. С первой попытки нашла чудесное жилье, заселившись на последний этаж, и с моего балкона открывался потрясающий вид на горы, долину и текущую по ней реку. В 5 метрах от отеля была чудесная кафешка с обедами, в 20 метрах рынок с овощами, фруктами, завтраками и ранними ужинами, так что Коройко было идеальным местом, чтобы расслабиться и не отходить от отеля дальше чем на 20 метров )) Жилье, правда, было дорогим для Боливии — за 10 баксов у меня был просто номер. Без завтрака, без удобств (впрочем, на этаже я жила одна, а общий душ был напорист и горяч) и без wi-fi. Но за 3 дня я прекрасно выспалась, уделила время путевым заметкам, насмотрелась фильмов, наелась лимонов и вылечилась.

Так непривычно было после почти полутора месяцев высокогорного холода быть в месте, где тепло в футболке было даже утром и где легкий флис был нужен только после захода солнца. На главной площади растут пальмы, вокруг парят и поют разноцветные птички, иногда с деревьев с жуткими воплями снимаются стаи зеленых попугаев, а вечером и утром весь городок, будто туманом, окутывают облака. Когда темно, по склону черной горы хаотично блуждают огоньки — это фары едущих по горному серпантину машин.

В регион Yungas, где находится Коройко, в колониальные времена испанцы переселили тысячами вымирающих на каторжных работах в шахтах Потоси негров, и сейчас здесь живут их потомки — невероятно забавно выглядят негритянские бабушки в типичном боливийском наряде вроде пышной юбки и коричневого котелка на голове.

Вернувшись из Коройко в Ла-Пас, я на том же автовокзале пересела в автобус до другого городка в Юнгас — Чулумани (Chulumani). Большой автобус отправляется по мере наполнения, так что пришлось подождать. И снова я ехала по отличному асфальту через перевал и по крутому горному серпантину, а вдоль дороги паслись ламы. Но еще до поворота на велосипедную Дорогу Смерти автобус свернул вправо и поехал вниз по узкой грунтовке, выдолбленной в почти отвесном горном склоне.

Где-то я прочитала, что после открытия новой дороги в Коройко Дорогой Смерти стала дорога в Чулумани. 3 часа автобус спускался по выдолбленной в горном слоне грунтовке, ширина которой была достаточна только для проезда автобуса. Я сидела слева, как раз со стороны обрыва, и иногда, глядя в окно, вплотную прижавшись к стеклу, видела только уходящий вертикально вниз обрыв, но не саму дорогу — видимо, мы ехали по самому краю. Решив, что все три часа сидеть и бояться будет глупо, я включила в плеере музыку и решила расслабиться и получать удовольствие. Благо виды вокруг первые 2 часа грунтовки были потрясающими: скалистые горы, покрытые густым лесом, полноводные водопады, петляющая по дну долины река… И каждый поворот открывал новую панораму.

За час до Чулумани пейзажи изменились — лес с горных склонов почти исчез, уступив место очищенным от леса квадратам плантаций коки. Начались деревни, одна за другой, природы стало мало, и когда мы приехали в Чулумани, мне было однозначно понятно, что расположение Коройко в окружении диких гор без признаков цивилизации вокруг намного красивей расположения Чулумани посреди горных «полей». План остаться в Чулумани на 3 ночи и 2 дня перерос в желание уехать после двух ночей, и, не впечатлившись пыльными и скучными улочками города, я прошла его насквозь и вышла за город искать в сумерках жилье, горячо рекомендованное редким бывавшим в Чулумани народом.

Жилье оказалось потрясающим: самым тихим, самым уютным, самым творческим и самым природным из всего моего боливийского жилья. Двухэтажный красивый дом в густых зарослях бурной зелени с треском цикад и пением птиц. На первом этаже просторный ресторан, бильярдный стол, во дворе столики, на втором этаже уютнейшая веранда с диванами и креслами. И творчески оформленные комнаты. Все с кучей приятных элементов декора.

Хозяева — пожилая богемная пара, очень приятные люди. Хавьер, 62-летний хозяин, держит это место уже 22 года, и я первая россиянка, которая его посетила (русско-боливийские семьи из Ла-Паса не в счет). Он — интереснейший собеседник, и весь мой второй вечер мы проболтали допоздна (Хавьер учился в Нью-Йорке и свободно говорит по-английски). Его жена Бетти, чудесная тихая женщина, кормившая меня гигантским завтраком и вкусным домашним ужином, в молодости была боливийской Дженис Джоплин , всегда с бутылкой текилы за пазухой и заначкой кокаина. Жила на улице, детей у нее отобрали, бывший муж умер от СПИДа. Как-то раз она приехала в Чулумани со своими друзьями-алкашами, пришла в бар к Хавьеру (тогда это был бар), да так и осталась. Сейчас у них чудесная 13-летняя дочка Лупита, играющая на скрипке. И я бы никогда не подумала, что у Бетти было такое прошлое, если бы Хавьер не рассказал мне об этом в контексте нашей душевной беседы.

А еще именно от Хавьера я узнала об уникальной боливийской тюрьме Сан Педро, своеобразном гетто. Перед заключенным открывают ворота, он заходит, ворота закрываются, а дальше он сам. Сам ищет себе жилье (можно арендовать квартиру или комнату, если есть деньги), сам добывает еду, работает, зарабатывая на все это деньги.  Никакого персонала в тюрьме нет, только заключенные.

Было еще много интереснейших тем для разговора, в том числе про коку, кокаин и кока-колу. Про то, как «выбирали» нынешнего президента Боливии Эво Моралеса (так же, как нашего), почему между Боливией и США больше нет дипломатических отношений, и куда идет на экспорт боливийский кокаин.

В целом, если бы мне нужно было место для «перезарядки батареек» дня на 3+, Country House в Чулумани был бы идеальным местом (хотя и не самым дешевым при цене комнаты в 90 боливиано (75 при проживании от 3-х ночей) и цене завтрака/ужина в 50 боливиано (можно есть в городе дешевле и невкусно). Но я уже подзарядила батарейки в Коройко, и мне хотелось движняка, так что одного дня в Чулумани мне вполне хватило.

Хавьер снабдил меня картой и рекомендациями, и, неспешно позавтракав с утра гигантским завтраком, я откатилась в тесной, душной и пыльной маршрутке в городок Irupana, который, как и Чулумани, совершенно меня не впечатлил, а потом за 2 часа дошла по грунтовке в окружении разноцветных бабочек, фруктовых садов и плантаций коки до городка Chicaloma, местечка, где в основном живут чернокожие боливийцы и те, кто получился от смешения негров и аймара — девочки мулатки довольно симпатичные и, в отличие от их чернокожих мам и бабушек, обладают нормально растущими волосами.

Я почему-то думала, что кока — это дерево, а оказалось, что это чахлые кустики не выше полуметра с тоненькими редкими веточками. Вдоль дороги на ровной поверхности то и дело встречалась развернутая квадратом черная ткань, на которой сушились собранные листья коки. Вспомнилась Колумбия, где группа странных иностранцев шла в двухдневный трек из Паломино, чтобы увидеть плантации коки. А тут они вокруг абсолютно везде.

В Chicaloma я наткнулась на отъезжающий в Ла-Пас через Чулумани автобус и с радостью вернулась обратно в мое уютное жилье. Трек был приятный, и я рада, что узнала, как растет кока, но в целом идти по грунтовке, периодически будучи обгоняема машинами, поднимающими столбы пыли, да еще и под палящим солнцем, удовольствие так себе. Зато с веранды моего дома были видны налетающие на горы облака, огромные птицы, жрущие фрукты на соседнем дереве, и стремительные зеленые попугаи. А во дворе резвились 4 хозяйские собаки.

На следующее утро я уехала в Ла-Пас. На сей раз переезд занял 5 часов — во-первых, в гору дольше, а во-вторых, через 3 часа автобус сломался и ломался еще раза три. Но я была невероятно рада, что доехала по этой страшной дороге живой и невредимой. Накануне я спросила Хавьера, часто ли транспорт падает с обрыва, и он сказал, что бывает. И что самый потрясший его случай произошел год назад, когда автобус с выпускниками и учителями из Чикаломы, ехавший в Ла-Пас, упал с обрыва — все погибли. Учитывая, насколько крохотный городок Чикалома, почти каждая семья потеряла ребенка…

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>