Боливия: Национальный парк и деревня Сахама у подножия вулкана

В час ночи я прошла 10 метров от отеля до ж/д вокзала и загрузилась в опоздавший с отправлением на полчаса поезд. У меня был билет в первый класс, кресла чудесно откидывались, и рядом со мной никто не сидел, так что если бы не ночной дубак в те часы, когда отключали отопление, я бы прекрасно выспалась. А так просто поспала вполне достаточно для того, чтобы не хотеть спать до позднего вечера.

С утра после восхода солнца проводник раздал всем по бумажному пакетику с соком и кексом. А за полчаса до прибытия в Оруро мы проехали по дамбе посреди огромного озера, и с моей правой стороны от поезда разлетались сотни фламинго! Вау!!!

В Оруро я получила из багажного вагона свой багаж — почему-то его не разрешают взять с собой в вагон и грузят в багажный вагон, а потом медленно и нудно раздают. Прошлась по привокзальной улице, с помощью приветливых местных жителей нашла место, откуда уходит автобус на терминал, сам автобус и доехала до терминала, откуда через 10 минут уже ехала в сторону Ла-Паса.

После всех перемещений последних 4 суток у меня было только одно желание — никуда больше не ехать! И я была близка к цели, но на пути к ней стоял еще один полный день переездов. Доехав за 2 часа до городка Patacamaya, я оставила в искомом минибасе большой рюкзак и пошла гулять вдоль шоссе Panamericana в поисках еды. Отобедав обедом в чудесной местной кафешке и закупив на прощание с цивилизацией бананов и винограда, к 13 часам я вернулась в минибас и еще минут 20 покаталась с милым водителем и его толстушкой женой по окрестным магазинам. В Боливии женщины — совершеннейшие ломовые лошади. Меня поражало, что первые 2 дня тура Филиппе пытался сбагрить на меня (и других дам) доставку от джипа до кухни и от кухни до джипа ящиков с посудой и жратвой, сам же при этом считал свою мужскую миссию выполненной с момента выгрузки ящиков из джипа на землю. Всем нам хватало наших рюкзаков, и я в принципе не понимала, почему ящик с тяжестью должна нести я, а не, например, он, поэтому во второй день сказала краткое и лаконичное «no» , и Филиппе от меня (и всех остальных) отстал. Так что оставшееся время ящики носила бедная повариха Кэти. А в Патакамайе я наблюдала, как толстушка жена подавала мужу на крышу минибаса тяжеленные мешки с продуктами. И в Боливии повсеместно видишь, как женщины несут за спиной огромный цветастый тюк чего-то, а мужики идут налегке. Видимо, это у них культура такая…

Перед отъездом из Патакамайи в минибас загрузился еще один иностранец — чудесный французский пенсионер Франсуа, совершенно нетипично для француза без акцента говоривший по-английски, с которым мы провели вместе следующие 3 дня.

Местечко, куда я так долго добиралась, называется Сахама (Sajama) — это расположенные на границе с Чили деревня и одноименный национальный парк, первый созданный в Боливии в 1939 году для защиты исчезающих викуний, истребляемых ради их ценного меха. Место потрясающее, и я была влюблена в него с первого взгляда. Вернее еще до того, как туда приехала.

Уже в Патакамайе появились чудесные доброжелательные и душевные люди, и я начала забывать негатив первой недели в Копакабане и Сукре. Дорога из Патакамайи в Сахаму занимает 3.5 часа, и пейзажи по пути прекрасны: встречаются места с разноцветными красно-серыми скалами, как в Тупице, неглубокие, но красивые каньоны, древние погребальные башни вроде тех, что находятся рядом с перуанским Пуно. И всю дорогу над этой красотой возвышается заснеженный вулкан Сахама, самая высокая гора Боливии (6542 м.).

По пути нас остановил наркоконтроль — проверили документы, никакие вещи смотреть не стали, собаки у них при себе не было, и в целом по-моему это было пустой тратой времени. Видимо, так же показалось и всем моим попутчикам, милейшим, кстати, людям, ибо они хором начали возмущаться, а один довозмущался до того, что полиция пошла на него с наручниками и хотела арестовать. 20 минут хорового возмущения всех тетушек из маршрутки, и нас отпустили с миром. Это был мой первый опыт наблюдения за отношениями местных жителей  и полиции, но через несколько дней был и второй, и я могу сделать вывод, что никакого уважения к работе полиции у местных жителей нет, их работу ни во что не ставят, и если машину останавливают на проверку, возмущаются все и всегда. Нелегко быть полицейским в Боливии!

Перед тем как повернуть на грунтовку, ведущую 12 километров к деревне Сахама, мы доехали до боливийской-чилийской границы, чтобы выгрузить одну пассажирку, проехав по пути озеро с фламинго. Боливию от Чили отделяет горная гряда Cordillera Occidental. Вулкан Сахама стоит отдельно в некотором отдалении. А из основной гряды резко выделяются своей красотой два заснеженных чилийских вулкана: Pomarapi (6222 м.) и Parinacota (6132 м.) — последний особенно красив своей правильной вулканической формой и косо срезанной верхушкой. Все, что выше 5200 метров, покрыто вечными льдами и снегами. А внизу простирается бескрайняя серая пустыня, давно покрытая пеплом вулканов,  из растительности на ней растут лишь колючие кусты, а вдоль кристально чистых ручьев зеленеет травка, которой кормятся ламы, альпаки и викуньи. В суровом климате невозможно заниматься сельским хозяйством, и люди здесь живут животноводством.

Посередине между двумя чилийскими и самым высоким боливийским вулканом находится маленькая одноэтажная деревушка Сахама, ставшая моим самым любимым местом на боливийском альтиплано. Люди в Сахаме чудесные, впрочем, это я смогла понять еще в маршрутке. В деревушке есть красивейшая каменная церковь с колокольней, на которую можно забраться для панорамного вида. Люди жили в этом месте с незапамятных времен, и церковь была построена на доколумбовых руинах. Все дома в один этаж, и архитектура незатейлива, а рядом с домами зачастую стоят полукруглые глиняные печи. Рассвет освещает теплым светом чилийские вулканы, закат — боливийский. Жизнь в Сахаме течет неспешно, но меня поразил вечерний футбольный матч в центре деревни и бегающие по утрам в спортивных костюмах местные жители. Это на высоте в 4 250 метров. В отдаленной деревне. Можете представить нечто подобное в российской? И, кстати, в 2001 году в кратере вулкана Сахама прошел самый высокогорный футбольный матч в мире — между командой жителей деревни и командой горных гидов из Ла-Паса. Победила дружба ))

В Сахаме я провела чудесные 3 ночи и 2 полных дня, поселившись в лучшем, по словам работника нац. парка (вход в нац. парк 30 боливиано), отеле деревни. Там же кормилась завтраками и ужинами. А обедала вдали от Сахамы перекусом.

За следующие два дня я насмотрелась на стада пасущихся лам и альпак на всю оставшуюся жизнь. В первый день мы с Франсуа направились к гейзерам — 8 километров в каждую сторону. По пути прошли через 2 крохотные полузаброшенные деревушки с домиками из глиняных блоков, с крышей из травы и с крохотной колоритной церквушкой. И еще видели андийскую лицу, с хитрой мордой шныряющую между пасущимися ламами.

Гейзеры были прекрасны и совершенно не похожи на грязевые гейзеры в туре к Уюни. Здесь в земле были десятки провалов от одного до нескольких метров в диаметре: некоторые с кристально чистой водой, некоторые с мутноватой, все разного цвета и в большинстве своем кипящие, бурлящие и дымящие.

На следующий день мы отправились к расположенному в 12 километрах большому озеру, пройдя по пути через несколько колоритных полузаброшенных деревень, живописных и аутентичных.

И еще мимо растущего на склонах горы Сахама самого высокогорного леса в мире — дерево quenua, достигающее в высоту трех метров и обладающее темно-красной легко облезающей корой, в состоянии выжить на высоте до 5 200 метров. На озере фламинго замечено не было, зато пока мы сидели на берегу, отдыхая и перекусывая, в сотне метров от нас резвилось два стада пугливых викуний.

На обратном пути зашли отмокнуть в чудесных горячих источниках — продолговатом озерце, с одной стороны которого вода горячей, а с другой холодней, откуда открывался прекрасный вид на заснеженную Сахаму, и где кроме нас была лишь пара из Франции, приплывшая в Бразилию с помощью супер дешевого круиза и путешествующая по Южной Америке на всем, что движется: автостопом, на купленных дешевых великах или на арендованной машине. Горячие источники были прекрасным завершением двух насыщенных пешеходных дней. И в Сахаму мы возвращались уже на закате, когда последние лучи зашедшего за чилийские вулканы солнца окрасили в красный цвет единственное висевшее над головой облако.

Два дня в Сахаме были удивительно прекрасны! И было грустно уезжать из этого красивейшего и доброжелательного места. Но мне пора спускаться с гор, ехать туда, где теплей и много еды ))) И в 5.30 утра следующего дня мы с Франсуа через абсолютную темноту и под звездным небом дошли по морозцу до площади, где загрузились в обратный минибас до Патакамайи — единственный в день и отправляющийся в 6 утра. Первый час пути был ду-ду-ду-дубовый, ибо за бортом был минус, и хуже всего было то, что окна маршрутки потели, поэтому водитель полностью открыл свое, а прямо за ним сидела бедная я.

Зато когда мы приехали в Патакамайю, за свои мучения мы с Франсуа вознаградили себя тазиками горячего куриного супа, после чего загрузились в проходящий автобус до Ла-Паса. Спустя 3 недели после моего приезда в Боливию пришло время познакомиться с ее неофициальной столицей, самой высокогорной «столицей» в мире.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>