Дания: Месяц в осеннем Копенгагене

Даты поездки: 31 октября — 02 декабря 2011 года.

Я всегда немного завидовала тем людям, которым удавалось работать, одновременно путешествуя. Всяким трэвэл-фотографам и журналистам, тур. гидам и разным экспатам, некоторое время работающим в одних странах, а потом переезжающим в другие. И вот наконец-то мне удалось осуществить нечто подобное – провести 33 дня в прекрасном Копенгагене, поработав в головном офисе моего работодателя.

Даже несмотря на то, что в будние дни 8 часов занимала работа, в свободное от нее время мне удалось многое увидеть, прочувствовать и понять. И это был, пожалуй, самый яркий ноябрь в моей жизни. Надеюсь, только на данный момент.

Я прилетела в Копенгаген в понедельник, 31 октября. А улетела в пятницу, 2 декабря. В это время года все знакомые датчане обещали мне низкое серое небо, порывистый ветер и дожди. Так называемый «темный сезон». Но мне необычайно повезло с погодой. Все пять недель дневная температура не опускалась ниже +5, а зачастую поднимаясь до +8 — +10 градусов, и за первые 25 дней моего пребывания в датской столице не было ни одного дождя. Ни единого! Стояла прекрасная сухая погода с зачастую абсолютно ясными и солнечными днями. За эти 25 дней лишь несколько раз город окутывал плотный густой туман, и была настолько сильная влажность, что машины и скамейки покрылись капельками воды. В конце ноября датчане не переставали повторять, что это была лучшая осень ever, и что мне очень повезло.

Лишь в последнюю неделю моего пребывания начали идти дожди, а в день вылета дождь шел всю ночь и все утро, так что было даже не обидно уезжать. Наверное, погода была одним из основных факторов, сделавшим мое пребывание в Копенгагене таким приятным.

Еще мне очень повезло с тем, что одновременно со мной в Копенгаген переехали двое моих бывших коллег по Московскому офису, а ныне коллег из головного офиса: Андерс и Настя. Вечерами мы скрашивали друг другу одиночество, ужиная вместе в уютных копенгагенских ресторанчиках. В одно из воскресений Андерс пригласил меня на концерт молодых датских групп, и мне было интересно не только послушать альтернативную датскую музыку, но и посмотреть на датскую молодежь. Настя разделила со мной целый день в известном парке развлечений Тиволи, где мы за 8 часов укатались на всех возможных аттракционах до тошноты —  такая редкость встретить вполне себе взрослого человека, который почти так же фанатично как и я любит аттракционы.

Спасибо вам, ребята, за вашу компанию. Без вас я бы, наверное, смогла посмотреть не 70% копенгагенских музеев, а все 100%, но разучилась бы говорить по-русски и в конце концов умерла бы от одиночества, так и не попробовав в копенгагенских кабаках десятки сортов местного и чужеземного пива.

Пару лет назад я поняла, почему не люблю путешествовать по Европе. Там все такое красивое, маленькое, цветное, чистое и уютное, что возвращаться в нашу разношерстную, большую, черно-белую и во всех смыслах холодную Москву бывает невыносимо тяжело.

Копенгаген – столичный город со всем набором возможностей для насыщенной жизни: современными театрами с модными постановками, прекрасными и зачастую бесплатными музеями, ресторанами и барами на любой вкус и кошелек, магазинами, библиотеками, парками и прочими развлечениями и необходимыми атрибутами современной жизни. Но при этом город довольно компактный, очень уютный и удобный для жизни. В нем вся жилая застройка представлена пятиэтажными домами, идущими вдоль улицы сплошной стеной до следующего перекрестка. Ничто не выделяется из общей высотной гаммы и не режет глаз. Ничто не давит.

Здания театра и оперы

В городе множество парков с прудами и их обитателями: утками, лебедями, гусями, чайками и прочими водными птицами. И через весь центр проходит цепь из четырех озер. Вокруг них с раннего утра и до позднего вечера бегают сотни копенгагенцев. И выгуливают своих доброжелательных и счастливых собак – за все эти 33 дня я ни разу не слышала, чтобы какая-то собака залаяла или начала на кого-то бросаться. К собачкам в темное время суток привязывают мигающий фонарик, видимо, чтобы ее не сбил какой-нибудь велосипедист или бегун. Многие бегуны, кстати, тоже цепляют себе на предплечье или на ногу фонарик, чтобы быть заметным в темноте. Наверное, чтобы не быть сбитым или случайно сброшенным в озеро обгоняющим бегуном.

Датчане – очень здоровая нация. Все статные: стройные и высокие. Практически нет полных людей, что неудивительно, когда народ настолько повально увлечен бегом. Во время моего велопохода в выходной день я лицезрела десятки моржей – народ в +5 в жутко ветреный день раздевался в специальной кабинке на пляже, гордо шествовал по пирсу голышом к лесенке, окунался в море на 10-15 секунд и неспешно, с чувством собственного достоинства, шел обратно в кабинку. В Дании окунание в море в течение всего года довольно популярное увлечение.

И, наверное, добрая половина населения города ездит на работу и просто так по городу на велосипедах. Круглый год.

Мой московский директор дал мне перед отъездом напутствие – обзавестись велосипедом и ездить на нем на работу. Тогда идея кататься на велосипеде в ноябре показалась мне сумасшедшей. Но в Копенгагене сразу же стало понятно, что это абсолютно естественно и нормально. Особенно в такую аномально сухую осень. В мой первый рабочий день утренняя поездка на работу на автобусе показалась мне скучной и нединамичной, потому что автобус постоянно останавливался на остановках и светофорах. И когда я сообщила коллегам, что была бы рада ездить на работу на велосипеде, одна девушка из нашего отдела предложила мне на весь месяц свой велосипед, ибо она, будучи финкой, нечасто ездит на велосипеде и совсем не ездит на нем в холодное время года, предпочитая ему автомобиль. Через три дня, в пятницу вечером, мы заехали к ней домой, и я обзавелась розовым велосипедом и розовым шлемом.

Мой розовый велосипед и куры в парке по пути на работе

Для перемещения на велосипеде в Копенгагене созданы невероятные возможности. Весь город покрыт сетью велодорожек, идущих вдоль автомобильных дорог. Каждая велодорожка рассчитана по ширине на два велосипеда – правая «полоса» для езды, левая для обгона. Для велосипедистов сделана специальная разметка и есть специальные светофоры. Велосипед можно брать с собой в метро, а в местных пригородных поездах на вагонах снаружи крупно нарисованы очертания велосипедов, указывающая на вагоны с местом для великов. А рядом, кстати, надпись Free Internet!

В темное время суток необходимо ездить с фарой и красным моргающим фонарем сзади. Мне (розовых) фонарей в комплекте не дали, поэтому пока Андерс не выдал мне свою запасную фару, я злостно нарушала ПДД.

Шлемы распространены, но не повсеместно. И несмотря на то, что в наши летние велопоходы я всегда езжу в шлеме, в Копенгагене я на него забила — уж больно там все спокойно и обустроено для езды на велосипеде. Да и розовый цвет – это не мой стиль.

В местах повышенного скопления велосипедов (перед библиотеками, магазинами, университетами, офисами, станциями метро и местных поездов) есть огромные велосипедные парковки. В жилых районах велосипеды паркуют, прислонив к стенкам домов. Не всем жильцам и владельцам кафешек на первых этажах это нравится, поэтому на некоторых стенах висят запретительные объявления.

Во многих парках ездить на велосипедах запрещено, разрешено лишь спешиться и катить его рядом, иначе бы тысячи копенгагенских велосипедистов просто смели гуляющих по паркам людей.

Ездить в Копенгагене на велосипеде на работу, попутно завезя сонного ребенка, прикрученного к детскому креслицу на багажнике, в детский сад – самое обычное дело.

Помимо простых велосипедов и велосипедов с колясками для детей (приделанных на двух колесах спереди руля или в виде прицепа сзади за велосипедом, куда влезает до трех детей), на велодорожках изредка встречаются мопеды и моторизированные инвалидные кресла.

Велосипеды в Копенгагене настолько повсеместны, что их можно увидеть даже в городских каналах и озерах. В них находят свое пристанище украденные велики. Через какое-то время их, обросшие водорослями, вылавливают и оставляют сушиться. Их дальнейшая судьба мне неизвестна.

 

Велосипедные кражи в Копенгагене дело довольно обычное. У моего бывшего начальника за пару недель до моего приезда украли застегнутый на два замка велосипед, который служил ему целых 27 лет. Поэтому здесь почти не встречаются дорогие велосипеды – народ предпочитает им простые, но функциональные модели. А те датчане, которые увлекаются велоспортом, хранят своих железных друзей в квартирах.

В моей копенгагенской жизни велосипед не сыграл такой важной транспортной роли, какую он играет в повседневной жизни доброй половины копенгагенцев. Я всего лишь 7 раз съездила на нем на работу и с работы, несколько раз скаталась в супермаркет, воспользовавшись для загрузки продуктами корзиной на руле, и провела первое воскресенье в чудесном велопоходе за город. В остальные рабочие дни я зачастую предпочитала с утра прогуляться часок по тихому просыпающемуся центру, докатившись остаток пути до офиса на автобусе. А в выходные я целыми днями бродила по городу с фотоаппаратом, что было бы неудобно, да и слишком быстро на велосипеде. Но велосипед несомненно очень разнообразил мою копенгагенскую жизнь, внеся в нее элемент местного колорита. Чего только стоило удовольствие, выходя из дома утром или возвращаясь с работы вечером, снова его видеть и радоваться, что пока еще его никто не спер.

Компания поселила меня в прекрасном районе на севере центра Копенгагена, сняв однокомнатную квартиру на тихой улочке Classensgade. Мой милый дом находился в пяти минутах от посольств США и России, (символично) разделенных кладбищем.

До всех основных достопримечательностей города можно было дойти пешком за 20-30 минут: до Русалочки, дворцов Розенборг и Амалиенборг, Ньюхавна и Ратушной площади. В Копенгагене вообще все расположено достаточно компактно, и за эти 33 дня я, кажется, не раз исходила вдоль и поперек весь центр города.

Квартира состояла из просторной спальни с двумя кроватями, платяным шкафом, двумя креслами, торшером, столиком, стулом и телевизором (который по утрам и вечерам наполнял мое отшельническое жилище звуками модных датских песен), кухни со всем необходимым набором посуды, холодильником и плитой с духовкой, и ванной комнаты. В наличии было абсолютно все нужное для обычной жизни, в том числе гладильная доска и утюг. Отсутствовал лишь фен, но я, предусмотрительно прочитав об этом на сайте отеля, сдающего такие квартиры-номера, взяла свой. В шкафу в ванной был складирован стратегический запас туалетной бумаги, а под раковиной в кухне – моющих средств и губок. Так что для хозяйства мне пришлось купить лишь бутылку жидкого стирального средства для машинки (которая, впрочем, за неделю до отъезда таинственно исчезла из-под раковины на кухне, видимо, будучи взятой оттуда уборщицей по какой-то ошибке).

В Дании не принято иметь стиральную машинку в каждой квартире – как правило, в подвале многоквартирного дома есть общие стиральные машины и сушилки, которые бронируют на определенное время, записавшись в тетрадку, и пользуют за 15-20 крон за раз (для меня, как постояльца «отеля», пользование машинкой было бесплатно). Мне бронировать стиральную машинку было лень, потому как я никогда не знала, в какое время окажусь дома, поэтому я периодически наведывалась в подвал и проверяла, есть ли сейчас свободное время. Поскольку все обозначения на стиральной машинке были сделаны по-датски, приходилось выбирать из двух режимов стирки: Express (40 градусов и 30 минут стирки) или что-то, где была опция 40/60/90 градусов, из чего я сделала вывод, что это хлопок, ибо шерсть или шелк на такой температуре стирать не будут.

Помимо сложностей со стиральной машинкой датский язык был небольшой проблемой при закупке продуктов – иногда приходилось покупать еду наугад. Так я один раз вместо йогурта купила огромную пачку ненужной мне сметаны, вместо кефира густой йогурт, и случайно наткнулась на домашний творог.

В супермаркете принято самому класть на транспортную ленту после своих товаров разделительную палку, а не надеяться, как у нас, что кассирша сама догадается, где чья куча продуктов заканчивается.

Абсолютно во всех торговых точках прямо перед носом стоит терминал для оплаты картой, в которой кнопки так усиленно скрыты от взглядов окружающих, что не всегда удобно вводить пин-код. Так что наличные в Дании нужны разве что для покупки на улице фаст-фуда. И неплохо иметь при себе 10 и 20 крон залога за ключик в шкафах-сейфах в музеях, потому как с рюкзаками в них не пускают.

Впрочем, за 33 дня мы с Настей 2 раза нарвались на маленькие ресторанчики, где принимали только датские карты. Пришлось идти в ближайший банкомат и снимать наличные.

Самой большой сложностью в плане датского языка было, пожалуй, поужинать в ресторане, ибо в обычных датских ресторанах, не рассчитанных на туристов, меню только на датском, и 99% слов в нем мне первое время не говорили ни о чем. К счастью, ужинать я/мы обычно ходили в сопровождении датских знакомых/коллег, поэтому всегда было кого попытать на тему перевода.  Ну и в любом случае официанты прекрасно знают английский и никого не оставят голодным.

Мое питание было организовано достаточно просто: я покупала мюсли и молочные продукты, а также вкусный датских черный хлеб с зернами и сыр на завтрак. Обед в будние дни был в одной из двух столовых компании с буфетной системой (более известной русскому человеку как шведский стол). На полдник у меня всегда была гора фруктов, захваченных, как это здесь принято, из столовки на работе. Почти всегда в будние дни и частенько в выходные я ужинала с друзьями/коллегами в ресторанах, а в выходные днем меня спасала азиатская еда на вынос – за 30-35 крон, что равно 150-180 рублям в центре можно купить China-box или Thai-box, огромную порцию жаренной лапши или риса с двумя вариантами курицы карри/свинины или т.п. в картонной коробочке.

В мои последние выходные в Копенгагене я попробовала два ресторана с буфетной системой, которые на Строгете, центральной шоппинговой улице Копенгагена, рекламируют замерзшие люди, стоящие с рекламными табличками. Я всегда обходила этих людей и рекламируемые ими рестораны стороной – уж больно несчастный вид был у рекламоносителя. Как оказалось, очень зря. Буфеты с неограниченным подходом и вполне хорошим ассортиментом предлагают по цене от 49 (Samos) до 79 (Sultan Palace) крон в дневное время и чуть подороже в вечернее. Т.е. за 250 рублей можно получить прекрасный шведский стол. В одной из самых дорогих европейских стран. Рекомендую!

Дания славится своей дороговизной, но через какое-то время начинаешь понимать, что жить здесь не дороже, чем в Москве.

Например, когда я приезжала в короткие командировки, меня поражало, что билет на автобус стоит 24 кроны – это же целых 125 рублей. Но теперь оказалось, что за 140 крон можно купить билет на 10 поездок, что уже в 2 раза дешевле, а за 320 крон проездной на 30 дней, который покрывает неограниченное количество поездок на автобусах, метро (кстати, круглосуточном), местных поездах и водных «трамвайчиках» в пределах двух зон – а это весь Копенгаген без пригородов.

Есть бесплатные городские велосипеды для поездок по центру – за залог в 20 крон отстегиваешь его от замка на специальных парковках, а потом, пристегнув обратно на любой другой специальной парковке, получаешь 20 крон назад.

Покушать в ресторане стоит не дороже, чем в Москве, при этом еда будет отменного качества, порция огромной и прекрасно декорированной/сервированной, а обслуживание очень вежливым и приятным. Непременным атрибутом каждого ресторанного столика является живой цветок или букетик живых цветов в вазе. И горящие свечи/свеча. После пары командировок в Копенгаген летом этого года, когда коллеги каждый будний вечер выводили меня поужинать в приятное место в центре города, я окончательно осознала, что в Московских ресторанах среднего уровня понятие сервис напрочь отсутствует!

И, кстати, как во многих европейских странах, в Копенгагене в ресторанах не курят. В абсолютном большинстве ресторанов. Это так прекрасно, когда после ужина с друзьями и возвращения домой от одежды и волос не воняет табачным дымом.

Хотя есть специальные рестораны, где курение разрешено, но их я видела всего пару раз.

Поэтому во многих ресторанах и барах есть столики на улице, которые пользуются спросом даже в +5 – за ними, как правило, сидят курильщики, которым, чтобы затянуться дымком, все равно приходилось бы выходить на улицу.

В Копенгагене множество отличных музеев, многие из которых, имея прекрасную коллекцию, совершенно бесплатны или бесплатны один день в неделю. Для удобства посетителей некоторые музеи в среду имеют удлиненный рабочий день – до 20-21 часа. Все для людей, только приходите!

А какие здесь библиотеки! Опять же – только приходите. О том, что интернет в них бесплатный и для всех, упоминать, наверное, не надо?!

Есть, правда, и непривычные для русского человека вещи. Например, здесь в большинстве общественных заведений отсутствует гардероб. Рядом со шкафчиками-сейфами в музеях просто есть вешалки, куда можно повесить свою дешевую ветровку, а потом вместо нее одеть чужую дорогую шубу :-) Впрочем, никто не мешает убрать свою одежду в шкафчик-сейф (автоматический залог в 10 или 20 крон за ключик).  Но вот, например, в огромном концертном зале был вполне привычный для России гардероб с гардеробщиками и номерками. Только за деньги — за 20 невозвращаемых крон, т.е. за 100 рублей!

Больше всего в первые дни в Копенгагене меня поражало то, что здесь все дома – как витрина. На окнах квартир нет никаких штор или жалюзи, а о существовании тюля здесь, похоже, никто даже не знает. Поэтому с улицы через идеально чистые и блестящие окна прекрасно видны уютные интерьеры и живущие в них местные жители. Лишь в некоторых окнах на первых этажах до середины сделаны матовые стекла. Меня поселили как раз на первом этаже. Заходишь с улицы в подъезд, только припарковав перед окном велик, и через несколько метров попадаешь в свою квартиру. Очень непривычно для человека, живущего в Москве на седьмом этаже. От меня концепция датской открытости пока очень далека, поэтому первое, что я делала, приходя в квартиру вечером – закрывала все жалюзи и шторы (открытые днем уборщицей), чтобы в окна ночью не светил свет уличных фонарей и чтобы избавиться от взглядов прохожих.

Каждый будний день в квартиру приходила уборщица: убиралась, выносила мусор, застилала кровать (и открывала шторы).  И еще раз в неделю мне меняли постельное белье и полотенца. А в остальном квартира как квартира. Только я так и не смогла разгадать тайну включения/выключения полов с подогревом на кухне и в ванной комнате, поэтому вечером в этих помещениях было очень жарко. Что, в общем-то, было лучше, чем если бы там было холодно – отопление в Дании довольно дорогое, и многие, желая сэкономить, ставят его на температуру 18-19 градусов, что для меня было бы очень холодно!

Современный датский дизайн – это максимум стекла и открытости. Поэтому современные офисные и жилые здания похожи на гигантские аквариумы, красиво светящиеся в темноте, в которых все на виду: столы с компьютерами, переговорные комнаты с огромными экранами, работающие в офисе люди. По такому же принципу построены огромные здания театра и оперы на главном канале – торжество стекла и света.

Несмотря на то, что я приехала в Копенгаген не отдыхать, а работать, по сравнению с московской жизнью свободного времени у меня было несказанно больше. Ощущению этого способствовала и расслабленная атмосфера Копенгагена – с одной стороны столичного города с кучей возможностей для насыщенной жизни, а с другой стороны неспешного городка с чистым морским воздухом и отсутствием автомобильных пробок, суеты и миллионов людей вокруг. Через неделю жизни в Копенгагене я поняла, что здесь полностью отсутствуют какие-то внешние раздражители – за все эти дни меня абсолютно ничто не вывело из себя. Впрочем, так было все 33 дня.

Здесь все спокойные и вежливые, никто никому не мешает жить, никто не хамит и не пробивает себе дорогу локтями. Никто никуда не бежит, и из машин раздраженно не сигналят. Никто не повышает ни на кого голос и не выражает негативных эмоций. Здесь комфортная, спокойная и размеренная жизнь. Какой контраст с Москвой, отличным местом для работы и зарабатывания денег, но совершенно неподходящим для жизни.

Поскольку разница во времени между Москвой и Копенгагеном  теперь в зимний период составляет 3 часа, и для меня не составляло никакого труда просыпаться по утрам в 6 часов, почти каждое утро перед работой я тратила 1-1,5 часа на прогулку разными маршрутами через центр Копенгагена: вдоль озер с утками, лебедями и прочими водными птицам и бегающими копенгагенцами, через тихие парки с шуршащими под ногами желтыми листьями, через безлюдные и извилистые улочки старого центра, которые утром совсем не похожи на себя же вечером. А потом доезжала оставшуюся часть пути на автобусе до офиса, расположенного на окраине. Когда я обзавелась велосипедом, я ездила разными тихими маршрутами на работу, гуляя по пути в парке в районе Frederiksberg с видом на гусей, лебедей и даже почему-то кур с петухами, а также желтый замок, идя мимо которого было интересно посмотреть в окна на потолок с лепниной и роскошными люстрами.

Где-то к 8.30 я приезжала на работу, а после 16 чаще всего уже уходила, так что у меня было совсем немного времени до наступления темноты. Гулять в темноте после первых пары дней становится не так интересно, поэтому будние вечера, как правило, уходили либо на музеи (среда у меня была обязательным музейным днем, об этом все знали и пытаться ангажировать меня на вечер среды было делом практически бесполезным), либо на приятное общение в ресторане с друзьями/коллегами, либо на редкий отдых дома после выходных.

В выходные я вставала почти так же рано, как и в будни, и в 8 утра, вооруженная фотоаппаратом, уже топала по безлюдным улицам осматривать достопримечательные места и ловить короткие солнечные часы. Как по волшебству в выходные мне несказанно везло с погодой – первые две субботы были просто идеально солнечными с безоблачным голубым небом. В воскресенье снова гулять по центру мне уже не хотелось, поэтому в первое воскресенье я затеяла велопоход за город, а во второе воскресенье полдня провела в музеях.

Впрочем, чтобы не забыть о тех прекрасных будних вечерах и выходных днях, которые я провела в Копенгагене, напишу о каждом из них поподробней.

31.10, понедельник.

Копенгаген встретил меня настолько низкой облачностью, что взлетно-посадочную полосу я увидела лишь за пару секунд до касания шасси. Аэропорт за последние месяцы стал уже как родной, и мы с Настей уверенной походкой после прохождения паспортного контроля и получения моего гигантского чемодана (первый раз за последние лет 12 ездила с чемоданом – что-то в этом есть!), направились на платформу, купив за 36 крон билет в автомате. Вообще до центра можно доехать не только на поезде, но и на метро и автобусе, но эти способы я пока так и не испробовала. На главном вокзале в офисе Датских ж/д в обмен на 320 крон и одну цветную фотографию мне выдали проездной на 30 дней. На ресепшн отеля, сдающего номера квартирного типа, мне после объявления мной имени и фамилии выдали конверт с памяткой жильцу и ключами от входной двери в подъезд и  двери в квартиру. Даже паспорт не спросили.

Я не стала откладывать хозяйственные хлопоты в дальний угол и за полчаса разобрала чемодан, обжив шкаф и полки в ванной комнате. А потом, пройдясь мимо любимых прудов с лебедями и лебедятами, уже такими же, как взрослые лебеди по размеру, но еще сохранившими трогательное коричнево-белое оперение, я заблудилась в извилистых улочках центра, но потом нашлась и, опоздав лишь на 10 минут, встретилась с Настей у красивой копенгагенской Ратуши. Следующие несколько часов мы гуляли по центру, зашли в Netto, который в Дании довольно убог, купить мне на завтрак мюсли с молоком, хлеба и сыра, взяли по бутылочке Карлсберга и после ужина чайна-боксом на вынос пошли на дощатую набережную перед Королевским театром пить пиво за приезд. Потом зашли ко мне осмотреть интерьеры и воспользоваться удобствами (как прекрасно жить в центре) и пошли гулять у меня «на раене», вглядываясь в интересные витрины маленьких магазинчиков и в окна уютных кафешек. А потом загрузились в автобус, из которого я через пару остановок вышла на своей, а Настя поехала дальше в свою гостиницу.

1.11, вторник.

С утра случилась знаменательная поездка на работу на автобусе, в процессе которой я осознала, что сидеть в комфорте и тепле в стоящем на остановках и светофорах автобусе совсем не так весело, как следовать примеру бодро несущихся мимо него велосипедистов. Впрочем, виды из окон открывались чудесные – мой маршрут пролегал мимо множества копенгагенских достопримечательностей: звездообразного парка с мельницей Kastellet, улицы бутиков и арт-магазинов Bredgade, мимо Мраморной церкви с ее огромным куполом и скромно затесавшейся между домами русской православной церковью с золотыми куполами, мимо одной из икон Копенгагена гавани Nyhavn с пришвартованными яхтами и десятками вечно заполненных людьми ресторанчиков,  мимо старинной Holmens Kirke, причудливого шпиля с драконами Borsen, датского Парламента, Верховного суда и королевских приемных комнат в Кристиансборге, мимо Национального музея, Глиптотеки Карлсберга и парка развлечений Тиволи. Отличный автобусный маршрут 1A, на мой взгляд. Каждый день путь на работу или с работы как маленькая экскурсия.

Вечером после работы мы с Андерсом и Настей пошли поужинать и отметить первый для нас троих рабочий день на новом месте (для меня, правда, временном) в ресторанчике рядом с работой. В этот вечер началась моя любовь к темному пиву Jakobsens Brown.

Следствием вечера стал новый приобретенный нами навык. Андерс случайно уронил со стола свечу. И расплавившийся воск забрызгал мои и его штаны и долетел до Настиных ботинок. Была озвучена версия, что воск хорошо удаляется после того, как испорченная им одежда пролежит ночь в морозилке холодильника. На следующее утро оказалось, что этот способ не работает. Зато воск прекрасно отходит при отпаривании утюгом. Как много нам открытий чудных!

2.11, среда.

С утра я решила проветрить голову и пойти в сторону работы пешком вдоль центральных озер. Как же удивительно прекрасно быть там среди лебедей и прочих водоплавающих птиц, а также в окружении подтянутых бегающих людей. Дойдя до центрального вокзала, я села на свой автобус и проехала в наш милый рабочий район, прозванный мной Бутово, а недовольным этой характеристикой Андерсом Автозаводской.

Вечером мы с Настей поужинали ирландским гуляшом в Irish Pub на центральной пешеходной улице Строгет, а потом отправились гулять по «улице красных фонарей» с секс-шопами. Потом углубились в жилые районы и просто бродили мимо огромных светящихся окон чужих квартир. В Копенгагене, кстати, и в большинстве ресторанов огромные окна во всю стену, и люди в ресторанах сидят как в витрине.

3.11, четверг.

С утра я решила разведать новый пешеходный маршрут и пошла на остановку автобуса около вокзала через парк с шуршащими под ногами листьями и мимо Ботанического сада с полюбившимися мне летом оранжереями.  А вечером мы втроем погуляли по району рядом с офисом, зашли в пару веломагазинов, чтобы присмотреть Насте велик на будущее, а потом отправились ужинать в пролетарское кафе прямо рядом с офисом. Пролетарское, потому что на ужин у нас была картошка с котлетой  - обычная еда обычных людей. Ну и плюс темное датское пиво.

4.11, пятница.

С утра я прошла насквозь через расположенное неподалеку кладбище со старинными могилами и видом на соседние дома с видом на кладбище. Потом через все тот же парк с шуршащими листьями, но на сей раз, продолжив путь через сказочный розовый замок Розенборг (в саду которого до самого конца ноября розы не только цвели, но и набирали силу новые бутоны, видимо, для продолжения цветения и зимой) и тихие улочки центра, которые в 8 утра наполняет звон колоколов старинных церквей.

Замок Розенборг

Парк рядом с замком Розенборг

Вечером мы с коллегой заехали на машине к ней домой, и мне выдали розовый велосипед и розовый шлем. Какой же это невероятный кайф нестись по велодорожкам Копенгагена, задыхаться от радости и дышать свежим морским воздухом!

5.11, суббота.

Мой первый выходной день в Копенгагене. Чудесный солнечный день! Я весь день просто бродила по городу, всматривалась в дома и лица людей, впитывала атмосферу, стараясь не пропустить ничего.  А когда стемнело, с чувством выполненного долга вернулась домой смотреть телик, который никогда не включаю в Москве, и пользовать Интернет.

Королевский дворец Амалиенборг, вид с набережной

6.11, воскресенье.

Решив, что второй день подряд гулять по Копенгагену будет не так интересно, я решила устроить велопоход выходного дня и съездить в город Rungsted ( 50 км. туда-обратно на городском велосипеде с тремя скоростями :-) ), где находится музей датской писательницы Карен Бликсен, чью книгу о жизни в Кении я с удовольствием прослушала в аудио-формате всего лишь несколько недель назад.

Старт был дан в 8 утра – это очень рано для воскресного Копенгагена, и в это время на улицах можно встретить лишь очень редких бегунов или хозяев, выгуливающих своих нетерпеливых собак.

Погода в тот день выдалась не самая шикарная – было пасмурно и дул ветер, правда, я так и не поняла, в каком направлении, значит не очень сильный.

Проехав через, как мне потом сказали, модный район Hellerup, я приехала к Charlottenlund, старой крепости, от которой мало что осталось, и парку, где меня «ужинали» коллеги в конце июня. Тогда стояла прекрасная теплая погода, и пляж напротив ресторана был усеян отдыхающими. А море купающимися. Но и сегодня, несмотря на осеннюю погоду, желающих окунуться в прохладные воды было хоть отбавляй. В этот день, пока я ехала вдоль восточного побережья острова Зеландия на север, я то и дело видела «клубы моржей» — небольшие домики для переодевания, от которых в море ведет пирс с лесенкой на конце. От такого домика в Шарлоттенлунде в сторону сурового серого моря каждую пару минут отделялась очередная голая фигура, окуналась и гордо топала обратно.

Дальше дорога шла вдоль моря – справа волны, слева через дорогу роскошные особняки состоятельных датчан. В Bellevue я хотела посмотреть на пляже знаменитые смотровые вышки, творение известного датского дизайнера и архитектора 50-60-х годов Арне Якобсена, к которому лично у меня очень неоднозначное отношение. Но вышек не нашла, вместо них осмотрела лишь здание театра, которое не вызвало у меня бурного восторга, как и прочие архитектурные творения этого архитектора. Хотя дизайн кресел у него вполне ничего.

Потом я повернула от моря в огромный парк Dyrehave, популярное место для пикников и наблюдений за живущими здесь оленями. Утром в парке творилось что-то невообразимое – просто толпы людей, что так нетипично для Дании. Многие привезли в прицепах своих лошадей и теперь гарцевали верхом по парку. Многие гуляли с детьми, колясками, ездили на велосипедах. Оленей я в этот раз так и не нашла, зато выехала к охотничьему замку на холме, где помимо людей обнаружила еще и полицию — не иначе ожидают приезда королевской семьи. Я не стала ждать, чем весь этот ажиотаж закончится, и, проехав парк насквозь, поехала дальше по дороге вдоль моря. В понедельник коллега сказал мне, что в этот день была какая-то ежегодная традиционная охота. На которую после моего отъезда приехала королевская семья. Эх, разминулись.

В 10.30 я  уже была у музея Карен Бликсен. Он открывается только в 11, поэтому оставшиеся полчаса я гуляла по парку со все еще цветущими цветами, которые украшали тогда и украшают сейчас дом писательницы. На небольшом холме под огромным раскидистым деревом была обнаружена неприметная могильная плита, присыпанная желтыми листьями, с надписью Karen Blixen.

В музее на втором этаже экспозиция, посвященная ее жизни здесь, потом в Кении и снова здесь – есть очень интересные факты и фотографии. Рядом на первом этаже комнаты с оригинальными интерьерами, старинной посудой, (уже тогда) лаконичными датскими диванчиками, рабочим столом. Уютно и со вкусом. Мне очень забавными показались шторы, которые были на полметра длинней необходимого, и остаток был красиво разложен по полу полукругом или под прямым углом. К каждой комнате есть «инструкция» с рассказом о мебели и обитателях комнаты.

Обратно в сторону Кламбенборга я поехала случайно обнаруженной тихой велодорожкой, идущей вдоль ж/д, потому как между Клампенборгом и Рунгстедом на прибрежной дороге есть участок, где велодорожка отсутствует, и по пути туда мне пришлось ехать по краю дороги, обгоняемой шоссейниками и машинами.

Доехав до парка, снова углубилась в его леса и поля. Народу почти не осталось, лишь редкие посетители гуляли по дорожкам или ехали в каретах, запряженных холеными лошадьми.

Парк Dyrehave под Копенгагеном

Зато я увидела целых три огромных стада оленей двух разных видов, которые были совсем рядом с дорожкой и совершенно не боялись людей. Прямо-таки сафари!

Парк Dyrehave под Копенгагеном

Всю обратную прибрежную дорогу до Копенгагена я наслаждаюсь видом красивых домов и вилл на берегу – умеют люди жить красиво.

А после возвращения домой в 14.45, быстрого горячего душа и пары бутеров, я еще успела забежать на 1.5 часа в Royal Cast Collection. И немного прошлась по центру города.

Royal Cast Collection – это коллекция гипсовых слепков известных скульптур со всего мира. Сами по себе слепки не очень впечатляют, но дают неплохое представление о том, что вообще существует в этом мире и где какие скульптуры можно увидеть (на пояснительных табличках есть название скульптуры и название музея, где она находится).

7.11, понедельник.

С утра я пошла к главному вокзалу вдоль моих любимых озер – на сей раз по другой стороне. И оказалось, что там озера от жилых домов отделяет лишь пешеходная дорожка вдоль воды и велодорожка по соседству. Т.е. нет никакой дороги с машинами, вокруг очень тихо и умиротворенно. Впоследствии этот маршрут вдоль трех озер стал для меня традиционным началом велопоездок на работу.

Озера в центре Копенгагена

После работы я доехала на автобусах до Королевской библиотеки, состоящей из двух частей: старой, выходящей фасадом в тихий уютный дворик с прудиком и утками, где бывает приятно укрыться от автомобильного шума на набережной канала и почитать книжку, и новой – пристыкованному к старой библиотеке современному черному стеклянному зданию трапециевидной формы. Я совершенно свободно зашла вовнутрь посмотреть интерьеры, поднялась по эскалатору на второй этаж и прошла по стеклянному переходу над дорогой в уютное старое здание. Там вдоль коридора были небольшие помещения-ниши, в каждом шкафы до потолка, заставленные старыми книгами. Повсюду какие-то картины и бюсты известных деятелей. За столиками сидят люди, но почему-то с ноутбуками. Дойдя до конца коридора, я уперлась в двери большого читального зала, заполненного людьми, сидящими за столами, освещаемыми уютным светом зеленых ламп. Почему-то ни у кого из них в руках не было книги – перед каждым стоял ноутбук.

В современной части Королевской библиотеки тоже есть просторный читальный зал с зелеными лампами, но в нем слишком много стекла, и на вид он какой-то холодный. Впрочем, как и весь интерьер современной части библиотеки, красивой снаружи, но какой-то огромной и бестолковой внутри.

Датчане очень гордятся своим современным дизайном. И я соглашусь, что здания оперы, королевского театра и королевской библиотеки на центральном канале выглядят впечатляюще. Но если бы весь город был застроен домами такого типа, он был бы неуютным и серым. Так что хорошо, что в Копенгагене оберегается и сохраняется старинный дизайн – улицы и кварталы со средневековой застройкой.

Старое и новое здания Королевской библиотеки

Старое и новое здания Королевской библиотеки

Выйдя из библиотеки, я обнаружила поблизости причал водного автобуса, который как раз подгребал к берегу. Уточнив у работника на входе, что мой проездной распространяется и на водный транспорт, я отправилась в увлекательное вечернее путешествие вдоль светящихся огнями прибрежных офисных и жилых зданий. На конечной остановке где-то в жуткой дыре я не стала выходить, а подождала 10 минут, пока автобус «поплывет» обратно. И осмотрев подсветку знакомых зданий в центре, я вышла на другом конце города на своей конечной около парка Kastellet.

Прошлась мимо уютно светящихся окон дворца Амалиенборг, где живет королевская семья, и встретилась рядом с Nyhavn с приехавшим на велике Андерсом. Побродив немного по центру, мы нашли уютный карибский ресторанчик с пляжного типа интерьером, съели по огромной душевной порции еды, попили ямайского пива и пообщались с другом Андерса Йеспером, поразившим меня в первую очередь тем, что он абсолютно без какого-либо акцента говорит на чистом русском языке. Провинциальные жители России могли бы позавидовать такому прекрасному произношению!

8.11, вторник.

С утра после посиделок накануне я проснулась позже обычного и поехала на работу на автобусе прямо от дома.  Вечером после работы я заехала в торговый центр Fisketorvet, где не нашла ничего интересного. Вообще по моим наблюдениям в Копенгагене довольно убогие шоппинг-центры, по меньшей мере те три, в которых я была. Как-то уж больно мало магазинов по сравнению с Москвой. Так что на мой взгляд самый интересный шоппинг в Копенгагене на центральной пешеходной улице Строгет.

9.11, среда.

В этот день я наконец-то поехала на работу на велике. Сначала милой тихой велодорожкой вдоль озер с лебедями, потом по новым для меня улицам района Фредериксберг, прошлась пешком через парк с гусями, утками и курами, хотя тихими рабочими утрами там можно и на велосипеде проехать. Потом под окнами замка Фредериксберг. Промчалась через еще один парк. И снова вернулась в цивилизацию дорог и домов, прибыв на работу в 8.30.

Вечером я бодро докрутила до центра города и в первый раз посетила мой ныне самый любимый копенгагенский музей Davids Samling (вход бесплатный, в среду музей работает до 21 часа), проведя в нем почти четыре часа с 17 до 20.40.

В этом музее собрана прекрасная коллекция, и к тому же все комнаты и экспонаты снабжены очень интересными и легко читаемыми комментариями.

В музее 4 этажа. На первом этаже много европейской и китайской мебели 17-18 века и представлены оригинальные интерьеры нескольких комнат, в которых жил адвокат по фамилии Дэвид, который и начал более 100 лет назад собирать свою прекрасную коллекцию.

На втором этаже представлена коллекция мебели, а также фаянсовой и фарфоровой посуды из Европы 18-19 века. Было любопытно узнать, что в 1709 году в небольшом немецком городке Майссене (рядом с Дрезденом), в котором я была в 2004 году, и который мне очень понравился, был открыт секрет производства фарфора (который до этого делали лишь в Китае и Японии) и создан первый в Европе фарфоровый завод.

На третьем и четвертом этажах разместилась совершенно потрясающая коллекция исламского искусства – единственная в своем роде в Дании. На третьем этаже в каждой комнате представлена определенная эпоха и определенный регион. Я, например, с огромным удивлением узнала, что Испания много веков была исламским государством. На четвертом этаже есть комнаты, разделенные на секции: посуда, текстиль, ковры, коранические тексты. Меня совершенно потрясла секция с миниатюрами, картинками небольшого размера до формата А4. Особенно понравились индийские миниатюры со множеством деталей. И удивило, что на иранской миниатюре 16 века была изображена самая настоящая порнографическая сцена.

В одном из помещений был тач-скрин с разными вкладками, рассказывающими об исламе в целом, о Мекке и Медине, о жизни пророка Мухаммеда, о суннитах и шиитах, об изображении людей в исламском искусстве и о многих других интересных аспектах жизни исламского общества.

Еще был экран с кучей фильмов, представленных Corning Museum of Glass, американского музея стекла о стеклодувном мастерстве. С подробнейшим рассказом и показом, как плавят стекло, как его выдувают, как придают нужную форму, как создают узор на поверхности, как делают разноцветные сосуды, как сосуды из стекла декорируют снаружи. Потрясающе интересно! Сразу же захотелось обзавестись собственным небольшим стеклодувным заводиком.

В первое свое посещение за почти 4 часа я так и не успела посмотреть все, поэтому досматривать остальное, плюс освежать в памяти ранее осмотренное пришла еще раз через неделю.

10.11, четверг

С утра поездка на велосипеде по вчерашнему маршруту бодрит утренней прохладой.

А после необычно длинного для Копенгагена рабочего дня аж до 18 часов мы с Андерсом погнали на великах в пивной ресторан в районе Norrebro, где часть ресторанного зала занимает собственная пивоварня.

11.11, пятница.

С утра снова на работу на велике со ставшей уже традиционной прогулкой по парку.

Вечером я на полчаса успела заехать в музей Копенгагена, где посмотрела половину первого этажа, посвященную иммиграции  в Копенгаген. Множество современных инсталляций и видеороликов рассказывают о жизни навсегда переселившихся в Копенгаген иностранцев. Меня до глубины души поразили цифры: из 528 000 жителей Копенгагена 200 000 родились в Копенгагене, 200 000 родились в других уголках Дании, а 128 000 родились за пределами Дании.

Когда в 17 часов музей закрылся, я покрутила педали домой. Оставила велик и к 18.30 поехала на автобусе в Berlin Bar, где веселая компания моих коллег собралась посмотреть дружеский футбольный матч между Данией и Швецией. Еще пока я ждала на остановке свой автобус, мимо меня на расположенный по соседству стадион шли толпы милых людей, многие из них с детьми, у которых на щечках были нарисованы красно-белые датские флаги. Почему-то вспомнились наши пьяные футбольные фанаты, бычащие в метро.

По итогам матча Дания выиграла, и хозяин бара весь вечер бесплатно разливал посетителям переполненного бара мятную настойку.

Посидели мы душевно! Заодно с коллегой русского происхождения, уже 14 лет живущей в Копенгагене, обучили одного из наших коллег знакам внимания по отношению к окружающим дамам. Итогом вечера было не только то, что он, сидя на своем стуле около входной двери, открывал ее перед всеми входящими и выходящими девушками, но еще и начал им улыбаться.

Думаю, я слишком мало прожила в Дании, чтобы судить о датских мужчинах и датских женщинах. Но из того, что я видела сама, и о чем мне рассказывали Андерс и Йеспер, несколько лет прожившие в России, можно суммировать следующее: в 60-е годы датские дамы отчаянно боролись за равные права с мужчинами, и они их получили. Здесь нет домохозяек, как в России. Датские женщины работают и зарабатывают наравне с датскими мужчинами. Женщины умны, и по каждому вопросу у них есть свое мнение. Они сильны и выносливы морально и физически. И я не могу себе представить, чтобы кто-то здесь терпел мужа-алкоголика или тирана.

Что меня поразило еще пару лет назад после общения с датскими коллегами, так это разделение обязанностей в семье. Обязанности по уходу за младенцами и воспитанию детей в Дании разделены между мужем и женой поровну. Например, совершенно обычной и распространенной практикой является отпуск мужа по уходу за ребенком на несколько  месяцев, после того как первые 6-8 месяцев с ребенком уже «отсидела» жена. Отпуск мужчины по уходу за полугодовалым малышом! Вы когда-нибудь слышали о чем-то подобном в России???

Если ребенок заболел, дома с ним родители сидят по очереди, как правило через день или два, работая удаленно, потому что больничные на неделю-две здесь брать не принято. И нет такого, что после (или вместо) работы женщина возится с ребенком, а мужчина идет в бар пить пиво с друзьями. Мужчины после работы спешат домой, чтобы провести время с детьми.

Но за такое приятное равноправие женщинам приходится платить. В Дании не принято открывать перед женщиной дверь, помогать ей надеть пальто, помогать с тяжелыми сумками, подавать руку при выходе из транспорта. Впрочем, в России это тоже зависит от воспитания мужчины. Но у нас подобное поведение мужчины женщиной ожидаемо, а в Дании уже нет.

12.11, суббота.

Очередной солнечный субботний день я провела в фотопрогулке по центру города, а с 15 до 17 часов отогревалась в Национальном музее.

Это один их тех музеев, где собрано немыслимое количество экспонатов на самые разные темы,  и за один раз посмотреть весь музей невозможно. Я была в нем в 2003 году во время своего автостопного путешествия по Скандинавии. Была в нем в мае 2009 года во время моей первой командировки в Копенгаген. И в эту субботу я уже в третий раз посмотрела экспозицию Люди Мира на 3-м и 4-м этаже. Как и в прошлые разы самой интересной оказалась экспозиция про Гренландию с кучей познавательной информации и предметами быта, одеждой эскимосов. Очень рекомендую!

В этот раз я успела пробежаться и через залы с античным искусством – но там было так много разных экспонатов и такие нечитабельно маленькие таблички с неинтересно описанной информацией, что я как-то совсем не впечатлилась.

13.11, воскресенье.

С утра, прогулявшись по звездообразному Kastellet, я застала процедуру возложения датскими ветеранами венков к памятнику жертвам  2-й мировой. Действие было довольно необычным, учитывая роль Дании во второй мировой войне, о которой я расскажу позже. Каждый ветеран нес огромный датский флаг. А после возложения горнист, стоявший чуть в стороне, исполнил какую-то мелодию.

Потом покаталась при свете дня через весь Копенгаген на водном автобусе, погуляла по центру и, несколько подмерзнув на улице, посвятила три часа с 13 до 16 посещению музеев Кристиансборга, вооружившись комплексным билетом, включавшим осмотр подземных руин замка, Королевских приемных комнат и королевской конюшни с ухоженными лошадками, но без карет, которые были закрыты на реставрацию. Экспозиция в подземных руинах была очень интересной и рассказывала о многовековой истории этого места, на котором в 12 веке построили первый замок, который неоднократно перестраивался и был впоследствии заменен дворцом Кристиансборг, первые две версии которого сгорели, а при строительстве третьей, ныне существующей версии, в 1907 году и были обнаружены руины, на базе которых создали подземный музей.

Для посещения Королевских приемных комнат я очень советую воспользоваться входящей в стоимость билета экскурсией (в тот день она была в 15 часов) — очень познавательно! Когда я там была, в Королевских приемных комнатах выставлялся десертный сервиз, элементы которого свезли сюда из разных дворцов. В некоторых комнатах стояли экраны, где показывали, как в 19 веке для королевской семьи делали мороженое. А чтобы посетители не обливались слюнями, на входе всем выдали по пакетику с конфетками и орешками в глазури — очень трогательно.

Интерьеры роскошны и красивы. Самая интересная комната – огромный зал, рассчитанный на прием 400 гостей. Он украшен современными французскими коврами, на которых изображена всемирная история (особенно интересен ковер, иллюстрирующий 20-й век). В этом же зале выставлены фотографии королевских приемов.

Многие залы украшены картинами, спасенными во время пожара в предыдущем Кристиансборге. На них изображены представители Королевской семьи, разные Кристианы и Фредерики — так повелось, что мальчиков королевских кровей называют только этими двумя именами. Поскольку  в те времена были приняты браки между двоюродными братьями и сестрами, это самым неблагоприятным образом сказывалось на внешнем виде членов королевской семьи.

На одной из огромных картин с изображением большой королевской семьи присутствует российский император Александр III, женившийся на датской принцессе, ставшей после принятия православия Марией Федоровной  И их сынишка – будущий последний русский император Николай II.

А вечером мы с Андерсом ходили на концерт молодых датских альтернативных групп в студию датской телерадиокомпании DR, огромное здание с разными концертными залами. Мероприятие мне почему-то напомнило школьную дискотеку в актовом зале, хотя здесь никто не танцевал. Все было очень культурно и по-домашнему. Но между выступлениями музыкантов было очень много вопросов-ответов по-датски, что для меня лишало действо динамики.

14.11, понедельник.

С утра я снова проснулась довольно поздно и поехала на работу на автобусе. А после работы доехала до центра, перешла через центральный канал в район Кристиансхавн и пошла гулять по тихим улочкам с брусчаткой и без машин мимо разноцветных домов, вглядываясь через незашторенные окна в уютные интерьеры квартир и вечернюю жизнь копенгагенцев.

Я вообще люблю позаглядывать в чужие окна, даже в Москве. Но у нас в спальных районах интерьеры, как правило, не только не радуют, но даже угнетают. А в копенгагенских квартирах всегда очень приятная и уютная обстановка, множество картин и фотографий в рамках на стенах, приглушенный свет и настольные лампы, почему-то стоящие на подоконниках.

15.11, вторник

С утра я снова на своем железном коне. И мчусь по утренней прохладе вместе с сотнями других велосипедистов на работу.

В этот день после 10 дней в Москве вернулась Настя, и после работы мы встретились и пошли гулять по центру города, а к 19 часам пришли к пафосному магазину Illum Bolighus, где на 19.15 у меня была назначена встреча с Андерсом.

Перед входом оказалась очередь метров на 20, которая каждую минуту увеличивалась на несколько метров. По старой советской привычке мы ее заняли, пошутив между собой, что, наверное, «выбросили» что-то очень интересное. В этот вечер в 19.15 магазин открылся на корпоративную распродажу, и, например, сотрудники нашей компании имели возможность купить товары со скидкой 20 процентов.

Давно я не видела такого аншлага в магазине и очередей к кассам!

Вещи были довольно забавные — очень непривычные для русского глаза «дизайн, функционализм и качество».  Я бы еще добавила про минимализм. Но ценник на все просто бешенный. Тарелка по 1000 рублей, чашка за аналогичную цену.

Лампа, которую Андерс хотел купить себе на кухню, стоит в переводе на рубли 20 000. На следующий день он купил ее б/у в Интернете за 4 000 рублей. Мы долго мучили его вопросами, зачем ему такая дорогая лампа? А в ответ получали что-то как раз про дизайн, функционализм и качество.

Пока мы час ходили по этажам и прикалывались над товарами и ценами, встретили двух коллег с семьями. Такая распродажа — большое событие для Копенгагена!

16.11. среда.

С утра я снова кручу педали на работу, наблюдая в парке иней на траве.

А вечер был посвящен досмотру моего любимого музея  Davids Samling.

После него меня ждала бодрящая свежестью поездка домой с промежуточным обогревом в продуктовом магазине.

17.11, четверг.

Поскольку вечером меня ждал цивильный ужин с двумя коллегами из отдела, на работу я поехала на автобусе, пройдясь перед ним через просыпающийся центр и даже успев в 8 утра зайти в Ратушу осмотреть интерьеры, где случайно обнаружилась проводящаяся в эти дни фотовыставка «Нас 7 000 000 000» с фотографиями людей со всего мира. Снова безудержно захотелось путешествовать! Все-таки этот синдром ничем не лечится, даже проживанием в чужом городе.

Вечером погуляла по тихим улочкам Кристиансхавна, а в 18.30 встретилась с коллегами в чудесном французском рыбном ресторане, который мы потом залакировали пивом в баре по соседству.

18.11, пятница.

На следующий день традиционно для утра после посиделок я еду на работу на автобусе. А после работы успеваю аж целый час посвятить оставшейся экспозиции первого этажа музея Копенгагена.

Потом мы с Настей поужинали в приятном французском ресторанчике в Норребро и завершили вечер посещением коктейль-бара Ruby на набережной напротив Кристиансборга. Заходишь как будто в чью-то квартиру на первом этаже — на двери лишь скромная маленькая надпись Ruby. В первой комнате барная стойка с шустрыми барменами. В паре других диваны вокруг одного столика. Ощущение, что пришел к кому-то домой на вечеринку. Все пьют коктейли, но цена от 500 рублей нас не порадовал, поэтому взяли по пиву.

19.11, суббота.

Все пасмурное и туманное субботнее утро я посвятила размеренной прогулке по центру, а к 12 часам снова пришла в Национальный музей, где посмотрела экспозицию, посвященную средневековой Дании, а также коллекцию монет и медалей.

В 14 часов мы встретились с Настей. И поскольку культура и искусство у меня уже из ушей лезли, на это день был запланирован поход в знаменитый парк развлечений и аттракционов Tivoli, где мы купили билеты из серии «все включено» и за 8 часов до тошноты укатались на всех возможных аттракционах (на некоторых по 2-3 раза).

20.11, воскресенье.

С утра под звон колоколов и через плотный туман я прошлась по парку Kastellet и к 10 пришла в Музей датского сопротивления (the Museum of Danish Resistance), где провела три познавательных часа в изучении экспозиции, снабженной экранами с видеороликами на тему датского сопротивления во время Второй мировой войны.

Интересная часть датской истории, о которой я ничего не знала. Дания во время Второй мировой войны не была вовлечена в военные действия и заявила о своем «нейтралитете». Будучи без боев и разрушений оккупированной Германией, она продолжала самоуправляться. При этом датская промышленность работала на фашистов, а в Германии трудилось 30 000 датских гастарбайтеров.

В стране не было голода, и рацион сократился лишь на 10%.

Из 7000 датских евреев 90% были тайно вывезены в по-настоящему нейтральную Швецию и таким образом спасены.

Те датские евреи (476 человек), которые были пойманы, были отправлены в «образцовый» концлагерь Терезиенштадт в Чехии, который фашисты использовали в целях пропаганды, показывая, как хорошо там относятся к заключенным. Всех остальных заключенных рано или поздно увозили оттуда в газовые камеры Освенцима, а датчан оставляли.

Датский Красный Крест присылал датским заключенным посылки с едой и одеждой, которые поддерживали их жизнь в относительно комфортных условиях.

Но все равно сопротивление в Дании было – из Англии вела свою деятельность организация под названием SOE (special operation executives), засылала в Данию шпионов, сбрасывала с воздуха необходимое вооружение и помощь. Происходили диверсии, подрывы ж/д, заводов, шпионаж. В музее на видеоэкранах демонстрируется множество роликов с рассказами участников тех событий.

Стоящее место для всех, кто интересуется историей. И очень качественно сделанный музей!

После небольшой прогулки через пасмурный центр я на оставшиеся пару часов пошла в Ny Carlsberg Glyptotek, где помимо постоянной выставки была выставка «Гоген и Полинезия». Чтобы попасть на нее пришлось даже отстоять 20 минут в очереди, что большая редкость для пустых датских музеев. Я не особо люблю импрессионистов  и постимпрессионистов, но где еще можно увидеть Гогена нахаляву и не отстояв 3 часа на морозе перед Пушкинским музеем в Москве?

Потом вдогонку посмотрела зал с постоянной коллекцией полотен Ван Гога, Клода Моне, Сезанна, Писсарро и прочих.

А около 17 часов я встретилась с Настей поностальгировать по Тиволи, и мы поужинали на Строгете в аутентичной шавермной.

Что мне очень нравится в ресторанной Европе, так это то, что если ты идешь в небольшой турецкий, вьетнамский, китайский, японский или тайский ресторанчик, готовить тебе (и обслуживать) будут соответственно турки, вьетнамцы, китайцы, японцы или тайцы. И пища будет вполне аутентичной, как у них на родине.

21.11, понедельник.

С утра все снова затянуто плотным туманом, и я еду на работу на автобусе. Впрочем, все оставшиеся дни мне казалось, что ездить на велосипеде слишком холодно, и он грустно стоял припаркованный возле моего дома.

Вечером мы зашли на экскурсию в новую Настину квартиру, в очередной скучный торговый центр, завершив ужин суши и японским бутылочным пивом в маленьком японском ресторанчике с 2-мя японскими поварами и девочкой-официанткой, осуществляющей связи с датской общественностью, в основном приходившей забрать свой take away.

22.11, вторник.

Вторник был ознаменован лишь тем, что после работы мы с ответным визитом поехали в гости ко мне, купив в ближайшей к моему дому пиццерии вкусную пиццу на ужин.

23.11, среда.

Вечером после прогулки с Настей по магазинам возле нашего офиса мы встретились в кафе с Андерсом и еще двумя ранее незнакомыми коллегами и провели милый вечер за вкусным ужином, любимым Jakobsens Brown  и задушевными разговорами.

24.11, четверг.

В этот день начались вечера, перенасыщенные общением. В четверг нас с Настей на ужин к себе домой пригласила коллега из ее отдела. Мы как культурные люди купили хозяйке букет роз, ужаснувшись уже перед входом в подъезд, что их оказалось четное количество (но выяснилось, что в Дании дарят именно четное количество цветов). И к 18.30 явились в уютную датскую квартиру, где коллега и ее дочь приготовили в нашу честь вкусный домашний ужин: фрикадельки с картошкой, помидоры с моцарелой, вареные артишоки. И на десерт мороженое. В очередной раз убедилась в любви датчан ко множеству фотографий в рамках и к зажженным свечам в большом количестве.

25.11, пятница.

В пятничный вечер Андерс позвал нас с Настей, еще двоих коллег и еще несколько друзей к себе на ужин по случаю новоселья. Так что сначала мы с Настей прогулялись по новому для нас району Амагебро, а потом провели душевный вечер в прекрасной компании.

26.11 – 27.11, суббота и воскресенье.

На выходные ко мне в гости прилетел Серега, и эти два дня мы просто гуляли по уже знакомым местам, наслаждаясь общением друг с другом.

В воскресенье был очень сильный, просто ураганный ветер, и почти весь день шел дождь. Поэтому сначала мы по комплексному билету сходили во дворец Амалиенборг посмотреть на интерьеры, в которых жила королевская семья. Меня больше всего поразило то, что во многих комнатах все столы и тумбы заставлены десятками рамок с фотографиями -  видимо, в конце 19 века фотография была новым и очень модным увлечением. Пару раз на стенах заметили несколько больших фото императора Александра III с Марией Федоровной и детишками, в числе которых был будущий император Николай II.

Потом на несколько минут укрылись от ветра и дождя в русской православной церкви, где как раз шла служба с малочисленными служителями и посетителями. На стене церкви висит табличка, говорящая о том, что церковь была построена вышеупомянутой императорской четой.

Потом, когда дождь и ветер еще больше усилились, мы по тому же комплексному билету пошли в замок Розенборг, где осмотрели 3 этажа мрачных интерьеров сверху и потом еще 2 этажа королевских сокровищ снизу, по своей ценности сопоставимых с Алмазным фондом в Кремле.

Хотели еще сходить на экскурсию в датский Парламент. Но, придя к нему в 14 часов, узнали, что экскурсия на английском была в 13 часов (в 14 на датском), но на нее в 9 утра нужно получать бесплатный билет. Как все на удивление сложно!

Пришлось закончить день шоппингом и сытным обедом в ранее рекламированном мной буфете на Строгете.

28.11 – 02.12.

Следующие дни не было ознаменованы какими-то культурными событиями. Хотя я снова возобновила свои утренние прогулки через центр, правда, теперь они начинались в полутьме, а заканчивались под пылающим красными красками небом, облака на котором освещали первые лучи восходящего солнца.

В понедельник у нас был корпоративный ужин с 20 коллегами в стейк-ресторане в Тиволи, а во вторник я ужинала с отделом в другом стейк-ресторане около Ньюхавна. Есть два вечера подряд стейки – это сложно, но что поделать? :-)

В среду мне казалось, что мой бедный организм все еще переваривает то количество мяса, которое ему пришлось поглотить за два предыдущих вечера. Зато вечером меня ждал легкий прощальный ужин с Андерсом и Настей в ресторанчике рядом с офисом. И последние глотки любимого датского пива. А также решение перестать пить пиво в Москве, все равно ничего похожего на Пиво там нет.

В четверг после работы я заехала домой за великом и покатила возвращать его хозяйке. Даже несмотря на моросящий дождь и сильный ветер ехать по велодорожке вдоль озер было сплошное удовольствие. И почему я не ездила на веле последние две недели?

Возвращаться пешком домой, вглядываясь в светящиеся окна домов, в грациозных лебедей на озере, в пробегающих мимо бегунов и в счастливых собак с фонариками было грустно. Месяц пролетел так быстро, и уже завтра я буду в Москве.

Всю ночь с четверга на пятницу лил дождь, который не закончился и днем, так что прощальная утренняя прогулка по городу не состоялась и катить чемодан на вокзал мне пришлось под дождем. Но зато в такую погоду проще уезжать – не так обидно расставаться с городом, который за последние 33 дня стал совсем родным.

Наверное, еще долго при воспоминаниях о Копенгагене мне будут приходить в голову следующие яркие наблюдения из жизни:

- перед выходом из автобуса нужно первым делом выглянуть и посмотреть направо, чтобы на выходе не быть сбитым толпой несущихся по велодорожке велосипедистов;

- водители автобуса часто приветствуют входящих пассажиров и очень часто говорят «спасибо» в ответ на показанный проездной;

- +5 и туман — не повод, чтобы не поехать на работу на велосипеде;

- так привычно было каждый день на обед съедать несколько кусочков селедки;

-  в 4-5 часов вечера в будние дни повсюду безжизненные окна опустевших офисов;

- даже в конце ноября в парках набухают бутоны роз;

- над городом то и дело пролетают косяки уток, гусей и лебедей;

- аншлаги в хороших кафе и ресторанах, и при этом безлюдные музеи;

- воду можно пить прямо из-под крана, не боясь за свое здоровье;

- так прекрасно, что в кабаках нигде не курят, поэтому одежда и волосы после приятно проведенного вечера не пахнут табачным дымом;

- даже в +5 у кафе есть столики на улице, и за ними сидят люди и пьют холодное пиво — это курильщики;

- все окружающие люди прекрасно владеют английским языком, поэтому знать что-то кроме «Ol» (пиво) и «Tak» (спасибо) совсем необязательно :-)

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>