Таиланд. Часть 6. 3-дневный треккинг из Мае Сарианг по горным деревням

В Таиланде все по-старому: очень жарко, непохоже на Мьянму, и вкусно кормят.

Покинув приграничный городок Мае Сот, мы вместе с голландкой Лизой отправились вдоль границы с Мьянмой на север. Изначально я планировала остановиться на денек в одной из деревенек в 100 км от Мае Сот, но увидев, какая это дырища, мы обе решили продолжить путешествие и выйти на конечной остановке в Мае Сарианг (Mae Sariang). 

Из Мае Сот в Мае Сарианг по этой дороге ездят исключительно пикапы под местным названием «сонгтэо». В общем и целом против этого вида транспорта я раньше ничего не имела: ездящие на длительные дистанции сонгтэо укомплектованы обитыми лавками, поэтому сидеть в них не жестко, а отсутствие где-либо окон-стекол дает возможность обозревать окрестности в полной красе  и натуральном цвете.  Да и обдувает обычно очень неплохо и приятно. Только вот я ни разу не находилась в одном и том же сонгтэо на протяжении 6 часов и 250 километров.  В самое жаркое время в году.

Для начала дорога изобиловала крутыми поворотами, поэтому некоторых ехавших с нами деток периодически тошнило. К середине поездки пикап нагрелся настолько, что находиться в нем стало невозможно.  Мы обе сидели на лавках, как прибитые мыши, и в глазах читалась только надежда на скорое окончание этого ада.  Так жарко, как мне было в последний час поездки, мне не было никогда.  В этой раскаленной консервной банке невозможно было даже дышать.  А обдувавший со всех сторон воздух моментально нагревался и был обжигающе горячим. Вода в пластиковой бутылке стала до противного теплой, и я с ужасом думала о том, что едущий в рюкзаке на крыше шампунь, наверное, уже закипает.

Но если не брать в расчет духоту, все остальное в этом путешествии было приятным: мы проезжали через колоритные деревеньки, населенные горными народами, нашими соседями на короткие расстояния были местные жители, одетые в традиционные юбки и рубашки ярких цветов с красивыми вышивками, горные пейзажи вокруг завораживали, и я постоянно высовывала голову из пикапа, с нетерпением ожидая новых картинок за очередным горным поворотом.  Природа и проезжаемые деревни в этом месте не особо отличались от Мьянмы, за тем лишь исключением, что в горных деревнях около многих домов стояли спутниковые тарелки, а одетые в традиционные одежды местные жители общались по мобильным телефонам.

КареныГде-то на середине пути мы проехали гигантский лагерь беженцев из Мьянмы.  Деревенька, состоящая из одинаковых маленьких бамбуковых хижин, ютящихся рядом друг с другом на склонах гор, была населена горным народом карен. В Мьянме есть целый штат Карен (и я была в двух городах этого штата: Хпа-Ан и Мьявади), а в Таиланде —  очень активная организация Karen National Union, занимающая нелегальным переправлением каренов через границу из Мьянмы в Таиланд.  Делает она это очень успешно, поэтому сейчас в Таиланде вдоль границы с Мьянмой живет больше 150 тысяч мьянмарских каренов.

Когда мы приехали в Мае Сарианг и совершенно иссушенные жарой выползли из пикапа, сначала единогласно заявили, что по такой жаре ну нафиг этот треккинг, а потом пошли в рекомендованное путеводителем турагентство и подписались на трехдневный треккинг в деревни постоянно живущих в Таиланде каренов.

Мае Сарианг (Mae Sariang) оказался тихим провинциальным городком (скорее большой деревней), в котором днем было настолько пустынно, что лично мне он казался городом-призраком.  Нам так и не удалось найти ни одного местного ресторанчика, поэтому пришлось питаться втридорога в туристических местах. Впрочем, вдоль реки эти туристические места, представленные симпатичными гестхаусами и ресторанчиками с диванчиками, подушками и приятной музыкой, были очень милы.

Вечером во время ужина кроме нас в ресторане была компания из трех тайцев и одной тайки, которые употребляли благородные вина и всячески пытались с нами пообщаться. Когда мы отказались от предложения доставить нам на стол вино, нам без нашего спроса сначала доставили Колу, а потом кофе.

А на следующий день начался трехдневный треккинг, который оказался настоящим горным походом.  Он был совсем не таким как в Мьянме: наш гид очень плохо говорил по-английски и совершенно не стремился донести до нас информацию об обычаях и традициях местных жителей, посему в плане культурно-этнографическом я почти не узнала ничего нового. Но однозначно в плане природы эта была сказка.

Сначала нас на двух мотобайках отвезли за 80 километров от Мае Сарианг, где мы 3 часа ждали в какой-то деревне нашего гида, который неожиданно именно в этот день, не зная, что он будет нашим гидом, ушел в джунгли охотиться.

Поездка на мотобайке был приятной, хотя я в очередной раз подумала, что больше никогда.  Со всех сторон обдувало свежим горным ветерком, а в тени некоторых гор было по-настоящему прохладно. Эти три дня были первыми за последние 2 недели в Таиланде, когда моя голова не казалась мне квадратной и не напоминала мне о том, что окружающая среда нагрета до 40 градусов, постоянной тупой головной болью.

И еще нам повезло с небом. То ли в этом месте местные жители сожгли все, что можно, уже давно, то ли пока еще не успели приступить к капитальному задымлению окрестностей, но все три дня мы наслаждались потрясающим голубым небом и отличной видимостью.  Растительность, покрывавшая горы, и джунгли в низинах были зелеными, благодаря чему мне на 3 дня перестало казаться, что я нахожусь в облысевшем лесу Московской области в конце октября.

Давние переселенцы из КитаяСначала мы остановились в деревеньке, населенной горным племенем, переселившемся в прошлом из Китая.  Женщины прямо на улице сидели в тени домов и вышивали рисунки на традиционных юбках и рубашках.

Потом нас отвезли по горной грунтовке в деревню каренов, из которой, собственно, и начинался треккинг.  В этой деревне, как и во всех остальных в следующие три дня, почти все женщины старше 40 носят красивую традиционную одежду: яркие розовые юбки с синими и белыми полосами, такие же яркие расшитые рубашки и расшитые сумки через плечо.  Иногда рубашки заменяются обычными европейскими футболками — они дешевле, чем традиционная одежда ручной работы.  А на голову чаще всего причудливо намотан платок, а иногда и однотонное полотенце (никаких Микки Маусов и прочих рисунков на полотенцах, как в Мьянме).

Повсеместно в тени домов или в домах женщины ткут материал для юбок и рубашек на традиционных ткацких «станках», сидя прямо на полу.  Получасовое наблюдение за процессом изготовления ткани с целью постижения данного ремесла результатов не дало – это не для средних западных умов. Со стороны кажется, что изготовление одной юбки должно занимать несколько месяцев.

У всех взрослых женщин-каренов в мочках ушей огромные дырки миллиметров по 5 в диаметре.  У некоторых эти дырки «заткнуты» традиционными серьгами, похожими на миниатюрный рупор.

Очень многие пожилые люди в деревнях жуют бетель, поэтому нас встречали краснозубыми улыбками.

У всех женщин на шее многочисленные разноцветные бусы ярчайших цветов – салатовые, лимонные, розовые, оранжевые.

Традиционные дома сделаны из дерева или бамбука, стоят на сваях и в принципе ничем особо не отличаются от домов в горных деревнях в Мьянме.  Разве что крышу делают не из пальмовых листьев, а из обычных больших листьев, поэтому она кажется намного тоньше и менее прочной.  Везде пасутся свиньи и куры.  И традиционно для Таиланда в каждом доме помимо кошек живет несколько собак.

Отличия от Мьянмы, сразу же бросающиеся в глаза: наличие электричества во всех деревнях, телевизоры и спутниковые тарелки (правда, в глухих деревнях вдалеке от дорог -  лишь в нескольких домах), водопровод почти везде (на несколько домов есть хотя бы одна душевая с баком с водой и подведенным к ней шлангом), установки, вырабатывающие солнечную энергию, мобильная связь. В деревнях вблизи цивилизации, т.е. около асфальтовых дорог, почти у всех есть мобильные телефоны.  В глухих местах — у немногих.  Зато в каждой семье обязательно есть мотобайк или машина.

Магазинов в глухих деревнях нет, но в одной из деревень я видела автолавку – пикап с продуктами, у которого народ затаривается прямо из открытого кузова.

Со школами в деревнях туго.  Обычно на несколько деревень есть одна школа, в которой есть только один учитель – посланец от тайцев. Со своими учителями у каренов плохо, а тайцы ездить или жить в такой дали от цивилизации не хотят, поэтому в некоторых школах занятия проводятся всего пару раз в неделю.

Именно в горных деревнях я в первый раз увидела, как дети в Таиланде благодарят взрослых, когда что-нибудь от них получают – слегка приседают сантиметров на 10 и складывают ладошки, поднося их к лицу.

В первый день мы топали всего 4 часа, во второй и третий по 7.  Этот треккинг был в разы тяжелее обоих мьянмарских.  Во-первых, мы постоянно покоряли горные вершины.  Если в окрестностях была самая высокая гора, мы обязательно шли через нее. При этом за все три дня мы всего пару километров прошли по грунтовой проезжей дороге, процентов 20 маршрута проходило по протоптанным тропам, и большую часть пути мы шли по еле заметным тропинкам, заваленным сухими листьями, или же напролом через джунгли. При этом мы периодически пересекали нормальные тропы, с надеждой показывали на них нашему гиду, но он делал серьезное лицо и говорил, что эта дорога ну оооооооооооооочень длинная, а вот через эти милые заросшие джунгли мы сейчас замечательно срежем.

Иногда через эти джунгли мы шли напролом почти вертикально. Вверх или вниз.  Карабкаясь по склону, цепляясь за лианы и тоненькие стволы деревьев или бамбука, чтобы не съехать вниз. Опираясь на палки, заботливо срубленные нашим гидом его гигантским охотничьим ножом. И покрываясь толстым слоем пыли. Обдуваясь прохладным ветерком на вершинах гор и изнемогая от жары на, к счастью, редких открытых пространствах внизу. В первый и третий день мы освежались под высоченными водопадами.

При этом в первый и второй дни наш гид шел очень быстро, совершенно не задумываясь на тему того, что нам было непривычно скакать по бездорожью по склонам гор с бешенной скоростью подобно горным козлам. Остановки были максимум на 5 минут и не чаще, чем раз в 2-3 часа.  Если бы это был мой первый треккинг в ЮВА сразу после матрасных осени и зимы в Москве, я бы, наверное, скончалась к концу первого дня. А так протопала все три дня, не ощутив боли ни в одном из мускулов. Чего не скажешь о Лизе…

Все три дня мы постоянно что-нибудь дегустировали: жевали перепревшие чайные листья, которые местные используют в качестве энергетика, грызли прямо в джунглях кору какого-то дерева, которую местные добавляют в чай и которую просто вкусно грызть, пили в деревенском доме чай из коры какого-то другого дерева, злоупотребляли местным рисовым виски, совсем не крепким и довольно приятным на вкус, радостно набрасывались на заросли местной желтой дикорастущей ягоды, по виду и вкусу напоминающей нашу ежевику, и плевались от кислых плодов местных диких деревьев.

Вокруг летали нереальных цветов и размеров гигантские тропические бабочки, а на третий день мы в джунглях видели обезьян (огромных гиббонов и еще какую-то небольшую обезьянку), чьи крики разбудили нас еще утром в деревне.

Мама нашего гидаВ деревнях было забавно, потому как такого смешения традиционного образа жизни и плодов цивилизации я увидеть не ожидала. В семье нашего гида традиционно готовили на костре посреди комнаты, при этом его милейшая мама, шестидесятилетняя высохшая старушка, одетая в традиционную одежду и курящая трубку, вовсю разговаривала с кем-то по мобильному, а телевизор, благодаря спутниковой тарелке, показывал голландский центральный канал и англоязычный канал Russia Today, от чего мы с Лизой обе были в шоке.

Еда все три дня была, наверное, неплохой, только мне недоставало одной маленькой детали – мяса.  За все три дня не было ни одного кусочка мяса, птицы или рыбы.  Одни лишь овощи, традиционный суп из тыквы, рис и лапша. К счастью, иногда нас подкармливали мандаринами, бананами, ананасами и арбузами.  Но все равно я истекала слюной, когда вспоминала Мьянму с ее обедами и ужинами из 10 разнообразных блюд и свининой на завтрак в деревне палаунгов.

И еще мне жутко не хватало жидкости. Пить хотелось часто и много, поэтому взятые на каждого 3 бутылки воды выпились в первые 1.5 дня.  В Мьянме нас всегда звали в каждый дом и помимо того, что постоянно вне очереди кормили и подпаивали рисовым «вином», в нас литрами вливали зеленый чай, который всегда был наготове. В Таиланде чай пить не принято, и почему-то этот неправильный с точки зрения изможденного жарой путника обычай распространяется и на горные племена.  Чая нигде и никогда не было. Нас никто не порывался кормить вне очереди, подпаивали нас только там, где мы ночевали, но расстраивало меня не это.  Меня расстраивало и бесило то, что во второй день мне приходилось просто выпрашивать у нашего гида воду. 1.5 литра в жаркий день мне было, мягко говоря, недостаточно, поэтому еще перед тем, как мы пришли в очередную деревню, я сказал нашему гиду Нави, что мне обязательно нужно будет пополнить запасы воды, потому что невыносимо хочется пить.  В итоге мы пришли в деревню, и сначала Нави предложил мне допить 100 миллилитров, оставшейся в его бутылке воды, а когда я сказал ему, что мне этого будет недостаточно и я хочу минимум литр, а то и два моей персональной кипяченой воды, мне предложили воду из водопровода, добавив, что в качестве фильтра я могу использовать рукав своей рубашки.  Как я была зла! Нави услышал все, что я думаю на эту тему (учитывая, что  вся вода была включена в стоимость треккинга, добыча пригодной для питья иностранцами жидкости была его проблемой, а не моей), после чего оставшиеся 1.5 дня он постоянно заботился о том, чтобы у нас было достаточное количество воды.

Традиционный для горных народов ЮВА способ очистки земли под будущие посевыИ все равно воды было мало.  Именно в эти дни я в полной мере осознала ее ценность.  После того как в последний день я на протяжении нескольких часов держала во рту по минуте каждый глоток противно теплой и пропахшей дымом костра кипяченой воды, купить в магазине на трассе, куда мы вышли к концу третьего дня и откуда уехали на раскаленном насквозь сонгтэо в Мае Сарианг ( 18 км ), холодного молока и бутылку питьевой воды было самым большим подарком судьбы.

Отношения с нашим гидом, Нави, у нас были сложные.  Во-первых, за три дня он так и не смог запомнить наших имен, по 10 раз в день переспрашивая, как нас зовут и откуда мы.  С английским у него было туго, поэтому информация до нас доносилась скудная.  И еще меня умиляло, что у Нави постоянно были какие-то дела, и нам приходилось подстраиваться под его расписание. В первый день мы бежали по горам, и нам выделили всего 15 минут на водопад, потому как именно сегодня домой вернулся брат, которого все не видели целый год, и сестра, посему будет большой праздник, к которому надо обязательно успеть.  А на следующее утро у них был важный семейный завтрак, поэтому выйти в 7 до жары мы не могли, а могли только в 9.

Карены – анимисты, и в первый вечер в семье Нави был какой-то важный ритуальный ужин, на котором нам присутствовать запретили.  Все ели священную свинину, а мы в соседнем доме ели овощи.

К счастью, на третий день у Нави планов не было, поэтому у нас был потрясающий неспешный обед около водопада с чаем, вскипяченным в бамбуковой палке на костре и разлитым в кружки, тут же сделанные Нави из бамбука.

Но несмотря ни на что у меня остались потрясающие воспоминания от этого треккинга. Люди в деревнях, особенно в тех домах, где мы ночевали, были очень доброжелательны и милы.  Всех их интересовало, кто мы и откуда, поэтому вечером все усаживались на пол напротив нас и через Нави с его ужасным английским задавали нам интересовавшие их вопросы.

Было очень интересно посмотреть на сохранившийся традиционный образ жизни каренов, потому как в Мьянме их жизнь ничем не отличается от жизни бирманцев, и я не видела в Мьянме, чтобы карены носили традиционную одежду.

Джунгли с их ручейками, горными речками с порогами и каскадами из водопадиков, высоченные водопады, бурная вечнозеленая растительность, переплетенные деревья, свисающие сверху или тянущиеся по земле и цепляющиеся за ноги лианы, сухие листья, шуршащие под ногами, бабочки, обезьяны, «перелетающие» с ветки на ветку на руках, как воздушные гимнасты, огромные пауки, крики птиц и треск цикад – все это было просто сказочно. Даже не представляю себе, какими волшебными должны быть виды сразу же после дождливого сезона, когда все вокруг будет полностью зеленым и сочным.

По стоимости этот треккинг был в два раза дороже, чем в Мьянме (600 бат с человека в день, что равно 17 долларам), правда, здесь в стоимость была включена доставка наших тел на старт и с финиша.

99% туристов ходит в Таиланде в треккинг из Чиангмая, второго по величине города в стране, похожего по свидетельствам очевидцев по количеству туристов на Бангкок. Поэтому в каждой группе походников по 15 участников, и несколько таких групп запросто могут заночевать в одной и той же деревне.  Народ в этих деревнях свободно изъясняется по-английски на предмет купли-продажи сувениров и интересуется иностранцами только как источником доходов.  Здесь, около Мае Сарианг, никто не говорил по-английски, все смотрели на нас с интересом, прося передать им как-нибудь потом с нашим гидом сделанные фотографии.  И уж, конечно, мы не встретили ни одного туриста. Потому как их тут нет. Спешите видеть!

Вечером после возвращения в Мае Сарианг мы отнесли в печать избранные фотографии, а на следующий день перед отъездом отдали их Нави для передачи жителям горных деревень.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>