Северо-восток Индии: Монастыри острова Маджули на реке Брахмапутра

На следующее утро, хорошенько выспавшись, я неспешно позавтракала и побрела на трассу, чтобы вернуться на автобусе в Джорхат (Jorhat). Логистика этих дней получилась немного странно, но это был сознательный шаг, ибо очень не хотелось быть в нац. парке в выходные и делить его с толпами местных туристов.

В Jorhat меня привез гоночный автобус, и поскольку до переправы на остров Маджули (Majuli) у меня оставалось еще несколько часов, я неспешно пообедала, купила за 3 дня билет на автобус в Гувахати (Guwahati) и провела остаток времени в интернете. Все встреченные мной в городе люди были очень милы, а атмосфера приятной и доброжелательной, хотя делать в Jorhat совершенно нечего.

В полдень я погрузилась в переполненный автобус и меньше чем за час доехала до отдаленного причала на берегу великой реки Брахмапутра. Как только я загрузилась на крышу одноэтажного кораблика, заняв себе с краю местечко с панорамным видом по левому борту, на кораблик начали грузить десятки мотобайков, плотно расставив их на крыше в два ряда и оставив лишь метр с каждого борта, куда и уселись в ряд местные мужики и я. Помимо мотобайков влезли еще и три машины, а также женщины, занявшие основной пассажирский «салон» под крышей.

Пока ждали отправления, я наблюдала, как в пяти-десяти метрах от кораблика из воды то и дело выныривало подышать нечто большое и коричневое, что после поиска в интернете оказалось речным дельфином. Перегруженное сверх всякой меры судно за 50 минут доплыло до острова Majuli, а потом еще минут 15 причаливало к берегу. Как только причалили, с крыши сорвались и помчались к стоявшим у причала автобусам десятки мужиков (и я), так что когда подоспели медленно выгружавшиеся из пассажирского отсека женщины, все сидячие места в автобусе были уже заняты.

Около часа автобус ехал по местами трясучим грунтовым, а местами хорошим асфальтовым дорогам острова, пока не выгрузил меня в деревне Garamur, где я по наводке местных жителей, без чьей помощи я бы точно не справилась, нашла рекомендованное путеводом жилье без опознавательных знаков. Жилье оказалось семейным бизнесом. С одной стороны дороги был построен длинный бамбуковый дом на сваях, покрытый крышей из травы. Дом был разделен на 4 комнаты с общими удобствами снаружи. Комнатка простенькая: 2 кровати, москитная сетка, стол и толпы мышей по ночам, грызущие все, что попадется им на зуб. Удобства еще проще. Вода собственными силами качается скрипучей колонкой, для помывки тазо-ведренным способом выдают ведро горячей воды. С другой стороны дороги есть отдельно стоящий дом повыше и с комнатой попросторней, но за удобствами тоже надо выходить на улицу, и «лестница» ко входу в комнату была настолько традиционной (бревно, в котором выдолблены ступеньки), что я, побоявшись как-нибудь навернуться с него с двухметровой высоты, выбрала дом-общежитие. Благо на первые 2 ночи я была там одна, а на третью у меня появились тихие соседи-французы.

Сами хозяева живут в современном бетонном доме, рядом с которым стоит традиционная бамбуково-травяная кухня на сваях, где и происходило мое ежедневное кормление. Кухня очень колоритная и аутентичная: в углу расположено забетонированное место под очаг, на котором готовят, вокруг него же сидят вокруг на бамбуковых табуретках, на веранде моют посуду, а снизу по земле бродят утки и куры, которых можно наблюдать в многочисленные щели в полу.

Сама семья могла бы быть чуть приветливей, и мне с самого начала казалось, что они устали от туристов в целом и от меня в частности. Хотя кормили вкусно и по заданному мной расписанию, и молодой хозяин выдал мне рукописную карту с отмеченными на ней монастырями и трибальными деревушками с обозначением километража.

Единственное, в чем они допустили непростительный fuck-up был велосипед, который выдают в аренду за 100 рупий в день. Я, конечно, сама сглупила, надо было проверить перед тем, как взяла, но я как-то привыкла верить людям и не думала, что кому-то может придти в голову дать живому человеку Такое! Во-первых, доисторическим раздолбаным великом, видимо, так давно не пользовались, что переднее колесо было полностью спущено, но один из работников сгонял на нем в веломастерскую и через 10 минут пригнал с накачанными колесами. Через пару километров пути я обнаружила полное отсутствие заднего тормоза. А передний при нажатии полностью блокировал колесо, что резко останавливало велосипед, и на большой скорости могло бы привести к полету через руль. Но даже к хреновому переднему тормозу можно было бы привыкнуть, если бы в 13 километрах от дома, в самой дальней точке моего заезда, передний тормоз не отвалился бы полностью. Его просто вырвало с корнем из рамы велосипеда! Случилось это прямо напротив велоремонтной мастерской, но у меня не было ни малейшего желания инвестировать в ремонт этого раритета. Так что назад я ехала 2 часа и очень медленно, готовясь в случае опасности спрыгивать с вела в сторону, благо рама была женской. Последующий детальный осмотр велосипеда показал, что в заднем тормозе полностью отсутствовали тормозные колодки, а в переднем наличествовала только половина одной. Через пару дней французам выдали два других велосипеда, но суть была та же, и ребята решили ходить по острову пешком.

Остров Маджули (Majuli), второй по величине речной остров в мире, оказался чудесным местом, чтобы провести расслабленные трое суток, отъестся и отоспаться. После всех двухдневных переездов последних двух недель, а также пятичасовых подъемов, которые утомили даже такого жаворонка (только в путешествиях), как я, я с радостью ложилась спать в 20 часов и вставала в 6.30 )) Тем более что вечером в бамбуковом домике было так холодно, что выжить можно было только полностью замотавшись в спальник и укрывшись двумя одеялами. На завтрак меня кормили лепешками, в которые я заворачивала тушеные овощи. А на ужин был рис, тушеные овощи и травки в ассортименте, в первый вечер меня побаловали вкусными кусками домашней курицы, а в остальные была вкусная, но костлявая рыба.

Остров в первую очередь известен тем, что на нем находятся 22 satra или нео-вайшнавитских монастыря. Последователей этого направления в индуизме, одетых в белые одежды и с белые шарфы, украшенные тонкими красными полосами, я видела и в Кохоре, и в Джорхате. Но сами сатры посетила только на острове Маджули.

Существует два вида монастырей: в одних живут только мужчины, решившие посвятить себя монашеской бессемейной жизни, в других же живут семьями и молятся все вместе.  И в свой первый велосипедный день я поехала смотреть самые большие и знаменитые монастыри, наслаждаясь попутно не только видом зеленых полей, местами затопленных и населенных разными цаплями и утками, но также и участками хорошего асфальта, сменявшими трясучие каменистые грунтовки.

В первом монастыре Uttar Kamalabari, который показался мне самым красивым, меня встретили достаточно гостеприимно. Один из молодых длинноволосых монахов (волосы бессемейным монахам стричь запрещено) рассказал мне, что в монастырь приходят детьми в возрасте 4 лет, и живут в нем до 25 лет, пока не решат, хотят ли и дальше оставаться бессемейными монахами, или же вернуться в мирскую жизнь, постричь волосы, обзавестись семьей и приходить на молитвы в качестве прихожанина. Старшие монахи по родительски заботятся о маленьких. Мальчики школьного возраста каждый день ходят в обычную деревенскую школу, одевая поверх белых монашеских одеяний красный школьный свитер. У монастыря есть свое хозяйство: выращивают овощи, держат коров для молока (мясо не едят, лишь рыбу иногда). Молятся 3 раза в день: около 9 утра, около 13 и с 18 до 20. Вечернюю молитву сопровождает игра на барабанах. Еще сатры знамениты своими танцами и драмой, но ни того, ни другого мне увидеть не довелось. И монахи этого конкретного монастыря так преуспели в танцах, что выезжают с гастролями в Европу, в основном во Францию.

Потом я доехала до самого большого островного монастыря Auniati, где ничего особого интересного не приходило, и общаться монахи со мной не рвались, зато в наличии был маленький незапоминающийся музей с расистской ценой для иностранцев в 50 рупий (индийцы платят 5).

Посещение последнего монастыря, знаменитого изготовлением масок, было омрачено сломавшимся прямо перед ним велосипедом и моими грустными мыслями о тяжелом и длинном пути обратно. Поэтому я лишь на пару минут заглянула в помещение, где по стенам были развешаны сделанные монахами маски, сфотографировалась по просьбе пожилого монаха с ним на телефон (он все показывал, какая я высокая по сравнению с ним) и покатила обратно.

По пути к основной деревне Kamalabari прямо вдоль дороги на сваях стоит колоритная бамбуковая деревня трибальных жителей с расставленными перед домиками предметами быта типа корзин и подносов, сплетенных из бамбука, с женщинами, сидящими в тени домиков и ткущими на станках ткани, и с огромными черными свиньями, пасущимися повсеместно. Все, что в Нагалэнде можно было увидеть только в музее, здесь было в обычной жизни: и колоритные традиционные домики, и предметы быта, и самотканая одежда. И приветливые люди!

А вечером меня ждал потрясающе красивый закат над неспешной рекой, желтыми горчичными полями и бамбуковыми домиками.

Изначально я собиралась кататься на велосипеде и на следующий день, ибо помимо монастырей хотелось посмотреть несколько трибальных деревень, расположенных, судя по карте, в 22 километрах от моего жилья. Но после первого дня в седле стало понятно, что даже при наличии тормозов проехать на односкоростном старом и тяжелом веле 45 километров будет очень сложно. Поэтому я решила заменить велопрогулку пешей, и день в итоге сложился потрясающе!

С утра я сходила в расположенный неподалеку монастырь Garamur Satra, но в это время там не происходило ничего интересного. Зато уже два вечера подряд я слышала барабанную музыку, поэтому решила вернуться в монастырь после заката.

Проведя самую жаркую часть дня в тени своего бамбукового жилища, за пару часов до заката я пошла на прогулку по окрестностям. По карте нашла находящуюся совсем рядом деревню племени mishing — прямо музей архитектуры и быта под открытым небом.

Почти все домики были сделаны из бамбука и возвышались на сваях. Навстречу мне попалась группа местных женщин, возвращавшихся с рыбалки — за спинами у них были огромные бамбуковые конусы, которыми здесь ловят рыбу, и одна женщина продемонстрировала мне внушительный улов в виде толстой 40-сантиметровой рыбины. Видимо, рыбалка в этих краях — женское дело. Мужчины же везли на велосипедах привязанные к ним вязанки дров.

Нагулявшись по доброжелательной деревне, я в сопровождении местной собачки, решившей, что на ближайшие пару часов ее хозяйкой буду я, пошла вдоль реки и через поля с пасущимися коровами и козами.

Виды вокруг открывались просто великолепными, а встречавшиеся на моем пути люди были очень милы. Дойдя через час до маленькой лодочной переправы через реку, я села на песок (а собака легла в метре от меня) и стала смотреть на находящуюся на противоположном берегу реки деревню, затерянную в зарослях высокого бамбука, где кипела бурная предзакатная жизнь.

На обратном пути случился очередной красивейший закат над полями, и, проводив собачку до ее деревни с племенем mishing, я пошла через свой дом в Garamur Satra. Дошла уже в темноте и успела как раз к началу вечерней молитвы. Чтобы не мешать, встала снаружи с противоположного края огромного  зала (метров 15-20 в длину), но меня каким-то образом заметили и позвали рукой. Как только я появилась на пороге, мне тут же постелили бамбуковый коврик сбоку от молящихся. В центре мужчина бил в большой продолговатый барабан, сделанный из дерева и кожи, слева от него дедушка бил в тарелки, а справа от мужчины был мальчик, который, как и одна из девушек за мужчиной, бил в пару круглых деревянно-кожаных барабанов. Все это сопровождалось хоровым пением и было очень красиво. Минут через 10 пришел индийский турист со своим гидом и сел напротив. После получаса игры на барабанах и пения молитва закончилась, и мы втроем встали и собрались уходить, но нам жестами показали сесть и остаться. Мужчина отнес инструменты и раздал каждому по листку газеты, на который высыпал по несколько горстей гороха. Его полагалось съесть — это своеобразное подношение. А потом все покинули молитвенный зал и разошлись по своим делам. А я была необычайна тронута таким доброжелательным приемом, притом что люди не ждали ничего в замен, и не было даже намека на необходимость какого-то пожертвования с моей стороны.

Я уже собралась было идти домой, но гид индийского туриста сказал, что они едут в еще один монастырь рядом с моим жильем, и объяснил мне, как его найти.

Там оказалась «вечеринка» только для женщин. В огромном зале полукругом вокруг подставки с зажженными  свечами сидело три десятка женщин и детей, пара из них била в барабаны и тарелки, а остальные пели. А я просто сидела на бамбуковом коврике сбоку и слушала. И снова, когда молитва закончилась, а я попыталась уйти, меня остановили )))

Всем раздали по 2 банановых листа: на 1 сверху насыпали порубленный на мелкие куски горох с добавлением соли, специй и имбиря, рядом положили кусочки мандаринов, яблока и банан. А на соседний банановый лист положили кучу горячего сладкого риса с изюмом. И зачем я заказала дома ужин? ))

Так я не только вкусила храмовой пищи и испытала на себе гостеприимство жителей Маджули, но и избавилась от застарелого комплекса, будто я не смогу есть рис (грязной) рукой без помощи ложки/вилки. Оказалось, что все не так уж страшно ))

На следующее утро я еще раз прошлась вдоль реки, а, выселившись из бамбукового домика и выйдя на дорогу, обнаружила колонны велосипедистов, мотоциклистов, микроавтобусов, джипов и даже тракторов, ездящие по деревне и острову в целом с какими-то флагами. Что было странно, ибо День Независимости Индии был вчера, 26 января. Оказалось, что это предвыборная агитация. И дурацкие политические партии выкупили на этот день все, что могло ехать (включая трактора), поэтому многочисленные в обычные дни джипы и минибасы до причала были сегодня недоступны. Народ, кучкуясь в тени, ждал государственного неподкупного автобуса, а я с ужасом представляла себе, какое в нем будет столпотворение, и готова была грузиться даже на крышу, лишь бы доехать до причала. Но в итоге мы с попутчиками оперативно загрузились в подъехавший гигантский тук-тук, который, будучи монополистом, заломил цену вдвое дороже, но особого выбора у народа не было, поэтому набились в него как селедки в бочку.

Потом были 1.5 часа на как всегда перегруженной народом и мотоциклами лодке, час в продуваемом всеми ветрами автобусе без единого бокового стекла и воскресный вечер в Джорхате, где было закрыто практически все, но мне все же удалось найти открытое интернет-кафе, где я с радостью скоротала 3 воскресных часа (если кому надо, оно в здании с кучей закрытых магазинов напротив State Bank, если идти по главной дороге от старого автовокзала на восток).

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>