Индонезия. Суматра: Медан, Берастаги и деревни батаков

Ну что, цивилизация закончилась, началась Индонезия! :-)

Уж сколько я про нее прочитала гадких отчетов, да и сам путеводитель Lonely Planet описывал все так, что, честно говоря, было страшно ехать. Но все неправда! Здесь очень-очень здорово! Пока мне нравится абсолютно все, начиная с первой минуты.

В порту Пенанга в зале ожидания была огромная куча народу, среди которой было множество иностранцев, своим видом не особо похожих на тех, кто должен плыть на Суматру. Количество арабов с их наглухо замотанными в черное до состояния узкой щелки для глаз жен поражало – нигде такого в Малайзии я не видела. Но абсолютное большинство народа, включая арабов и пляжного вида иностранцев, постепенно освободили помещение, уплыв на двух паромах на малазийский курортный остров Лангкави, оставив меня, двух европейских мужчин (как потом выяснилось, влюбленных в Суматру и далеко не первый раз туда едущих) и около пяти десятков индонезийцев в ожидании нашего парома.

Паром оказался маленьким корабликом, даже меньше тех, что возят туристов в Таиланде на острова Южно-Китайского моря. Все 50 человек заполнили почти все места, и мы торжественно отплыли. Море было достаточно спокойным, но в салоне качало нещадно, и висящие на стенах рвотные пакетики разошлись за пару часов. Наверху на палубе было значительно приятней, дул свежий морской ветер, от солнца пассажиры были скрыты тентом, но коллектив был почему-то исключительно мужской. Мистера Бина на палубе, в отличие от салона, не показывали, и я развлекала себя тем, что рассматривала постоянно проплываемые посреди открытого моря бревна и обитающих на них птиц. Через 5 часов мы приплыли! Я почему-то представляла себе берег Суматры гористым, как все виденные островки Таиланда, и отчаянно вглядывалась вдаль в надежде увидеть очертания гигантского острова. Но о том, что мы подходим к берегу, можно было догадаться только по резко увеличившемуся количеству больших кораблей и маленьких разноцветных рыбацких корабликов – прибрежные зоны Суматры оказались совершенно равнинными и издалека невидимыми.

Индонезия встретила меня очень приветливо: пограничник, улыбаясь, спросил, первый ли раз я в Индонезии, и, услышав ответ, поставил въездной штамп со словами “welcome to Indonesia”, а таможенник велел во всех непонятных местах декларации написать «нет».

На выходе из порта всех приплывших уже ждал раскаленный от жары, но с работающим кондиционером автобус, куда всех аккуратно погрузили. Моим соседом на пароме был индонезийский мачо по имени Лили из городка Букит Лаванг, знаменитого орангутангами и, собственно, индонезийскими мачо, разбивающими сердца европеек. Первый час Лили отчаянно пытался меня очаровать, но потом, поняв безнадежность мероприятия, сделался абсолютно нормальным человеком и в итоге взял шефство надо мной и еще одним европейцем, которого он в первый раз встретил 9 лет назад в Индонезии, и вот теперь, пару дней назад, случайно увидел в Джорджтауне.

Автобус вез нас всех из портового городка Белаван (Belawan) в центр Медана, одного из крупнейших городов Суматры, откуда все пассажиры разъезжались кто куда. С первых километров стало понятно, что мне тут понравится: вокруг были колоритные развалюшки, всякие невиданные ранее транспортные средства, раскрашенные маленькие автобусики и маршрутки, на крышах которых помимо багажа ехали довольные пассажиры, детки радостно плескались в речках, женщины носили тяжести на голове, а вдоль дороги разгуливали буйволы и гуси.

Медан (Medan) из окна автобуса был похож скорее на большую деревню, чем на большой город. Особенно впечатлял вид боковых дорог – такое чувство, что их недавно бомбили.

Лили, европеец и я выгрузились где-то в центре и углубились в переулок в поисках кафешки, чтобы пообедать. Попутно прошли отель, в котором собирался жить европеец и не стал этого делать, потому что отель подорожал с 3.5 долларов до 5. Кафешка была обычной уличной, но еда была очень-очень вкусной. Сразу выясняется пикантная деталь – в Индонезии все и всё едят руками. Вернее правой рукой, обильно пачкая ее в мясе, рыбе, рисе и соусе. К счастью, в кафешке на столе стояли приборы, и я решила напоследок насладиться дарами цивилизации. Приехала сестра Лили, мы все вместе поели, а потом Лили нашел мне таксиста с совершенно нереальным для Индонезии такси, новенькой и блестящей кондиционированной Хондой, которое за 3.5 доллара везло меня полчаса куда-то на другой конец города к автобусу в нужный мне городок Берастаги.

По дороге все небо заволокло тучами, и начался настоящий тропический ливень. В самый его разгар мы достигли места с автобусами, и водитель, повернувшись ко мне, показал на улицу. «Ага, сам выходи!», — подумала я. Тут к машине подлетели два местных хлопца, один по указанию водителя вытащил из багажника мой рюкзак и куда-то его поволок, а второй открыл дверь машины, встретив меня с огромным зонтом, и проводил до автобуса через глубокие струи воды, стекающие через улицу. И вот я в моем первом настоящем индонезийском автобусе, рюкзак, кстати, там же! Сиденьица узенькие, рассчитанные явно на дистрофиков, поэтому сидеть рядом с соседом приходится ссутулив плечи и съежившись. Народ вокруг активно курит, так что понимаю, что пассивно курить в Индонезии мне придется много.

И вот мы начинаем свой заплыв… За 10-15 минут тропического ливня город, до этого куда-то мчавшийся на машинах и мотобайках по своим делам, просто смыло! В низких местах образовались лужи глубиной сантиметров по 30-40, так что машины и маршрутки глохли, и их владельцам вместе с пассажирами приходилось выталкивать машину из образовавшегося на дороге озера. Все вокруг не ехало, а буквально плыло, а люди, сняв обувь, топали по глубоченным лужам босиком. Но через 15 минут стихийное бедствие закончилось, и вода начала уходить.

Два часа автобус, петляя по горному серпантину и с трудом разъезжаясь на узкой дороге со встречным транспортом, взбирался на горную возвышенность Каро (Karo Highlands). В городе Берастаги (Berastagi) я выгрузилась и с помощью милых местных жителей нашла рекомендованный Лили и заодно LP отель, который в Индонезии зачастую называется losmen. Отельчик оказался суперским, просторным, чистым, с очень любезным персоналом, хорошо говорящим по-английски, с большими и светлыми комнатами и чистым постельным бельем. Комната – 3.5 доллара. Правда, без душа и туалета, но в переплате за собственный душ в Индонезии, похоже, смысла нет – душа в нашем понимании здесь нет. Есть манди! Название в принципе отражает смысл – мыться в манди неудобно. Это такой мини-бассейн, наполненный из краника водой, и миска-черпалка в довесок. Т.е. полное самообслуживание. Вода холодная, что на высоте 1300 метров над уровнем моря и в постоянной прохладе (днем градусов 20, на солнце, может, и 25, а ночью вообще дубак, приходится спать в спальнике и под теплым отельным одеялом) не может не расстраивать. К счастью, за дополнительные полдоллара есть возможность принять настоящий горячий душ в единственном в отеле месте с нагревателем и душевой лейкой.

В отеле огромная зона отдана под уютный ресторанчик с безумно вкусной и дешевой европейской едой (больше чем на 3 доллара поесть невозможно, и это в туристическом месте). И с правильными путешественниками, так редко встречавшимися после Мьянмы. В первый вечер я ужинала вместе с парой из Голландии лет 45-50, которая начала свое путешествие по ЮВА с Индонезии, провела тут 3 месяца и без ума от страны. Обменялась с голландцами ценными советами – они мне по Индонезии, а я им по Мьянме.

Деревня батаков рядом с БерастагиНа следующий день я решила исследовать на многочисленных местных маршрутках окрестности Берастаги, а именно маленькие традиционные деревни народности батак, населяющей этот район. Деревни эти примечательны тем, что традиционные деревянные дома в них имеют необычную форму, раскрашенные традиционным орнаментом стены и высоко поднятую крышу с рогатыми головами буйволов на вершине стыков. Головы ненастоящие, но выглядит это очень красиво. И живет в каждом таком доме по несколько родственных семей, каждая в своей части дома. Поскольку эта часть Суматры христианская, везде множество красивейших деревянных и каменных церквей, большинство из которых в традиционном для батаков стиле – необычная архитектура, и головы с рогами на крыше!

Деревенские жители очень напоминают жителей Мьянмы – женщины после 40 все в ярких юбках-саронгах, рубашках и причудливо наложенными на голову огромными платками. В этой местности многие жуют бетель, так что краснозубые улыбки не редкость. В целом народец слегка диковат и периодически туповат, но мил. Такой поголовной доброжелательности и жуткого интереса к белому человеку, как в Мьянме, я пока не заметила, но в общем и целом люди достаточно приветливые. Хотя в этих маленьких деревеньках было заметно, что они устали от редких туристов, разгуливающих по деревне и тычущих фотоаппаратами в их дома и в них самих.

По-английски и в городе почти никто не говорит, а про деревни я молчу. Дети, подростки и мужчины часто приветствуют, выкрикивая “Hello miss!” Те, у кого с минимальным английским совсем-совсем туго, и таких много: “Hello mister!” Еще иногда звучит “I love you”, но они это не со зла. Просто больше ничего по-английски не знают, а сказать что-нибудь белому человеку хочется.Батакская деревня Dokan

Симпатичные лица попадаются крайне редко, и в целом народец страшненький. Хотя я пока видела в основном батаков, по ним нельзя судить обо всех индонезийцах, потому как Индонезию населяет бесчисленное количество народов.

Обе деревеньки были очень милые, дома очень необычными и красивыми, и было интересно наблюдать, как живут своей жизнью местные жители: детки в белых рубашках и красных шортиках/юбочках шли из школы или стопили редкий попутный транспорт в сторону дома, женщины вывешивали постиранную одежду, раскладывали на расстеленных на земле покрывалах какие-то сельхозпродукты или толкли в толкушках зерно. А мужчины, как правило, ничего не делали.

Первая деревенька под названием Лингга (Lingga) расположена у подножья одного из двух находящихся в этой местности вулканов, поэтому вид на саму деревню с ее необычными домами на фоне вулкана был волшебный.

К обеим деревенькам из соседнего с Берастаги городка Кабаньяхе (Kabanjahe) вели совершенно убитые локальные дороги – все-таки хорошо, что я из России и не особо избалованна европейскими автобанами. Передвигаться даже между этими крохотными населенными пунктами было очень легко — везде куча маршруток во всех направлениях.

Традиционный дом батаковЕдиного автовокзала нет, из Кабаньяхе маршрутки в разные деревни уходят из каких-то подворотен, поэтому найти их без посторонней помощи совершенно невозможно. Но народец милый, называешь им название деревни, и они показывают, где искать маршрутку. А потом, приезжая из одной деревни обратно в город, просто говоришь водителю, куда едешь дальше, и он выгружает тебя около нужной маршрутки. Хотя по-английски никто и не говорит, но все предельно просто. Сколько платить денег не всегда понятно, потому как в LP даны не все цены. Где непонятно, даешь водителю крупную купюру, и с нее всегда дают большое, а значит правильное количество сдачи. За 3 дня меня не обманули ни разу, что не может не радовать после прочитанных в LP ужасов. Иногда еще можно спросить у пассажиров, сколько нужно платить. Или они сами подскажут.

Кстати, приведенные в редакции LP по Индонезии от января 2007 года цены на транспорт, гостиницу, входные билеты оказались почему-то в 1.5 раза выше реальных. Уж не знаю, то ли Индонезия не дорожает, как все страны, а дешевеет, то ли раздел по Суматре писал полный идиот.

После второй деревеньки у меня осталось еще больше половины дня, и я решила удалиться от Берастаги еще сильней, съездив до кучи на водопад. В общем-то, водопадов я уже видела немало, поэтому сам по себе он меня не очень интересовал. Просто хотелось еще куда-то съездить. Доехав до городка Мерек на маршрутке, я познакомилась с новым и очень прикольным транспортным средством, зовущимся бечак. Это мототакси, только в отличие от Мьянмы и Таиланда, где ты просто сидишь на мотоцикле за водителем, или Индии, где ты сидишь в специальной кабине за водителем, здесь водитель сам по себе сидит на своем мотобайке, а сбоку вместо нашей советской коляски приделана конструкция с одним широким креслом сзади и маленьким креслицем перед ним. Ну, т.е. бечак предназначен для перевозки двух сидящих рядом и одного, сидящего напротив них против движения индонезийцев или же одного комфортно сидящего белого человека.

Деревня батаковПоскольку до водопада путь от города был неблизкий, супер доброжелательные местные бечаководители сразу же взяли меня в оборот и за доллар свозили меня туда и обратно с ожиданием у водопада почти час. Ехали мы весело, дружной большой компанией. Помимо моего бечаководителя, за ним сидел его друг, которому, видимо, особо нечем было заняться. А потом нас догнал еще один бечак с водителем и пассажиром, в итоге оба бечака остановились и махнулись пассажирами. Моим новым соседом по бечаку был Хэри, очень приятный молодой индонезиец, свободно говорящий по-английски и ни капельки не посягавший на мою личную неприкосновенность. Раньше, когда в Индонезии было много туристов, Хэри работал гидом в Букит Лаванге, в Берастаги и на озере Тоба (это главные достопримечательные места Северной Суматры). Теперь, когда туристов на Суматре почти нет, Хэри пришлось вернуться в свою деревню и начать работать водителем бечака, помогая своей семье в поле. Разумеется, он не теряет возможности пообщаться с крайне редкими туристами на предмет показать им окрестности или сводить в треккинг, но все это происходит совершенно без давления. В итоге мы приехали на водопад и час просто проболтали.

Водопад был высокий (120 метров), но узкий, поэтому не особо впечатляющий. Но вот то, что было вокруг, было нереально красивым. Я была на северной оконечности озера Тоба, глубоченного вулканического озера (местами глубина достигает 450 метров), самого большого озера в ЮВА, образовавшегося в результате сильнейшего извержения вулкана в промежутке между 30 и 75 тысячами лет назад и находящегося на высоте 1300 метров над уровнем моря. Глядя на огромное вулканическое озеро, окруженное горами-стенами кратера, сознание отказывается представлять себе, какой силы должно было быть извержение вулкана.  С этого холма открывался совершенно непередаваемый вид на водопад и горы за ним с одной стороны, и озеро, окруженное горами, с другой. Немного непонятно, почему нельзя было написать об этом в путеводителе, я ради одного водопада и ехать не хотела…

Попрощавшись в Мереке с Хэри и всеми сопровождавшими меня в поездке к водопаду и озеру водителями бечаков, я поехала назад в Берастаги. В Индонезии все ездит очень медленно  — от Медана до Берастаги я ехала 60 километров 2 часа, из Мерека в Берастаги 40 километров – 1.5 часа, поэтому при расчете скорости передвижения по Суматре правильной средней скоростью является 30 километров в час. Так что совершенно расслабленное состояние, в котором я нахожусь с Малайзии, здесь приобретает какие-то нереальные формы: торопиться некуда, и нет смысла, волноваться тоже!

В Берастаги я решила наведаться в кафе, которое LP описывал как место встречи Берастагской богемы. Кафе оказалось с очень простеньким интерьерчиком, но девочка, которая там работала и была похожа на хозяйку, была очень мила, свободно говорила по-английски и безумно вкусно готовила. Наконец-то здесь, в Индонезии, свежевыжатые соки похожи на свежевыжатые соки – без воды и безо льда! И здесь есть спелая папайя (а не зеленая, как в Таиланде) и авокадо, которого я не видела с Мьянмы.

Богема не заставила себя долго ждать – очень мило пообщалась со свободно говорящими по-английски соседями на предмет России, Индонезии и вообще.

Батакская свадьбаА потом по пути в единственное в городе Интернет-кафе я увидела разъезжающихся после батакской свадьбы гостей в очень красивых костюмах и с необычными гигантскими головными уборами у женщин, немного похожими на огромные треуголки, одетые основанием треугольника вперед.

Вечера в ресторане отеля продолжали радовать интереснейшим общением: оба следующих вечера я провела в компании дедушки Роберто из Голландии, книжного червя в хорошем смысле этого слова, не путешествующего по миру, а буквально живущего в каждой стране по несколько лет и в каждом месте по месяцу, и потрясающего индонезийца Рамоны, опять же гида, который в прямом смысле слова расписал мне такое количество ценной информации, которое ни в одном путеводителе не найдешь.

Поскольку Рамона живет в Индонезии всю жизнь, а голландец последние 2.5 года, до меня эти два вечера доносили огромное количество интереснейшей информации и местных сплетен. Разговоры затрагивали самые широкие аспекты жизни в Индонезии: начиная с обычаев малых народов, их религиозных верований, и заканчивая проблемой проституции и венерических заболеваний. Про первое надо сказать, что несмотря на широко и глубоко распространенное христианство, среди местных жителей остаются популярны анимистские обычаи, люди продолжают верить в духов природы, духов вулканов, есть разные маги, вызывающие духов ушедших в мир иной и все такое. Про последнее – проституция в Индонезии в порядке вещей. И практически все мужчины, независимо от того, в браке они или нет, регулярно посещают проституток. При этом жены относятся к этому с пониманием, об этом знают и это как бы считается традиционным и общепринятым. Но если у мужчины появляется любовница, и жена об этом узнает, ему не позавидуешь…

Индонезия для белых женщин сродни Таиланда для белых мужчин – они приезжают сюда, чтобы «купить» здесь «любовь». Во всем мире люди знают, что тайки выходят замуж за белых только из-за денег, но в Таиланде все мне рассказывали о большой и светлой любви. Точно так же в Индонезии. Как сказал Рамона, белые тетки (в основном из Англии) приезжают в Индонезию, находят себе какого-нибудь смазливого, но традиционно для Индонезии бедного мальчика, выходят замуж и живут долго и счастливо. Посему в особо туристических местах вакантные индонезийские мальчики, мечтающие о богатой белой жене, вполне заметны. В Букит Лаванге, одном из основных мест на туристической карте Суматры, судя по отзывам очевидцев, таких пар много. Я люблю орангутангов, я бы с радостью на них посмотрела, но основной причиной, почему я не поехала в Букит Лаванг, было как раз то, что мне не хотелось, чтобы моим первым индонезийским местом было место из такого разряда.

Правда, я узнала о Букит Лаванге еще кое-что. В 2003 году на реке вверх по течению над деревней прорвало дамбу. Ночью. Из 600 жителей в наводнении погибло 300. Вся деревня, все гестхаусы, вся туристическая и жилая инфраструктура была разрушена. У Рамоны там погибло 25 друзей. У него там была только что открытая пиццерия, про которую в LP написали, что там делают лучшую пиццу в ЮВА. Пиццерию смыло, но, к счастью, сам Рамона остался жив. Жалко людей…Когда узнаешь такое, хочется поехать туда, забить на напирающих сразу же с автобуса гидов, достающих каждую минуту вопросом, пойдешь ли ты завтра с ними в треккинг, и местных мачо, и просто пожить там, поесть, сходить-таки в треккинг, дав местным владельцам гестхаусов, ресторанчиков и гидам возможность заработать и помочь им таким образом хоть чуть-чуть восстановиться.

Я узнала о том, что малярию местные лечат народными средствами, которые намного эффективней и безопасней антибиотиков, что для поднятия иммунитета для защиты от малярии и лихорадки Денге пьют настой из какой-то травки (мне даже записали ее название), что пища с большим содержанием чили отпугивает комаров, потому как они не любят «острую кровь». О том, что в христианском Берастаги и окрестностях молодежь пользуется большой свободой и спокойно вступает в интимные отношения до брака. О том, что здесь каждый день похож на предыдущий: рано утром светит солнце, к 11 небо затягивает облаками, а после обеда идет дождь.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Индонезия. Суматра: Медан, Берастаги и деревни батаков: 4 комментария

  1. Ольга, что это за рекомендуемый LP отель и в каком кафе собирается богема?

  2. Владимир, рекомендованный LP отель это Losmen Sibayak (вся информация по отелям есть в статье http://olgakolos.ru/aziya/moy-marshrut-po-indonezii-tsenyi-na-transport-i-oteli/
    А название кафе, в котором по информации LP собирается богема, я, конечно, уже не помню. Но Берестаги — это маленький городок, вряд ли у них расплодилось кафе для богемы, и, возможно, нынешняя версия LP его все еще рекомендует )))

  3. Богемское местечко называется Café Raymond, оно до сих пор есть в LP. Вот только за те 10 дней что я прожил в Берастаги в мае 2014 года я не разу не зафиксировал никаких тусовок в этом месте.

  4. Спасибо за update. Наверное, тусовки переехали в другое местечко :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>