Бангладеш: Пляжный отдых на острове Сент-Мартин

К Текнафу (Teknaf) мы подъезжали уже в темноте, и, к счастью, нас высадили перед нужным отелем за 5 километров до города, где мы за 15 долларов обрели просторный тихий номер с горячей водой.

Мы уже привыкли к ограниченному бангладешскому английскому и к нескольким стандартным фразам, которые народ одинаково выдает, будто только они и составляют школьную программу. Но тут вечером случилась кульминация: на наше пожелание спокойной ночи в виде «good night» менеджер ответил стандартное «ok, no problem».

В Бангладеш, кстати, очень любят вопрос «problem?», но задают его в контексте «все нормально?». Хотя иногда таким серьезным тоном, что нам, русским, у которых вопрос «какие-то проблемы, чувак?» может звучать в агрессивном контексте, поначалу было не по себе.

Поужинали в ресторане при отеле — было вкусно, хотя в два раза дороже, чем мы привыкли, что на деле оказывается дороже на двоих на 3 доллара )) И было странно ждать свой заказ почти час, ибо в обычных кафешках все уже давно готово крупным оптом и появляется на блюдечках перед новым посетителем в течение пары минут.

На следующее утро нам предстояло паромное путешествие на остров Сент-Мартин (St. Martin). Серега не захотел ехать к причалу на тук-туке, и мы пошли к причалу пешком по утренней прохладе и пустой дороге мимо зеленых лесных зарослей окрестного нац. парка. У нескольких причалов разных паромных компаний были (без преувеличения!!!) тысячи людей, и еще на материке мне стало понятно, что впереди нас не ждет тихий затерянный остров.

У дороги стоял десяток туристических автобусов, народ бегал с чемоданами и без и уже вовсю шел грузиться на паромы. Мы выбрали из 5 возможных вариантов скоростной «катер» человек на 300, который обещал доставить нас к месту за час, а не за два. И выбор оказался очень удачным. Отплыли мы на 20-30 минут позже всех, а прибыли на остров в итоге где-то на час раньше, обойдя минут через 15-20 после старта 4 медленных парома, битком забитых высыпавшими на палубы сотнями людей.

Позавтракали в одной из кафешек у причала лепешкой и тушеными овощами, загрузились в гигантский катер и  встретили на борту двух русских. Серега еще в Дакке рассказал мне, что на борту Qatar с ним в Дакку прилетела русская семья с дочкой, потом мы видели два русских имени и фамилии в регистрационном журнале на полицейском посту около Бандарбана, и вот мы в итоге встретились. Кирилл, Светлана и их дочь приехали в Бангладеш вместе с другом и его семьей, тоже живущими во Владимире — приятным бангладешцем, уже 15 лет обитающим в России. С русскими мы в итоге почти не общались, узнали лишь, что они здесь на 2 недели, смотрят только юг страны, и что местная еда им не нравится. Зато я пообщалась на открытой палубе с их бангладешским другом, прекрасно говорящим по-русски. Он прилетает на родину каждый год по 1-2-3 раза, в основном зимой, ибо летом тут даже для него слишком жарко. Пару лет назад он женился, и у них родился ребенок (вся семья путешествовала вместе), но жена пока по-русски не говорит, и во Владимире сидит с ребенком дома. На Сент-Мартин он едет уже второй раз — в этот раз они, как и, наверное, 90% посещающих остров туристов, просто купили в Cox’s Bazaar дневной тур (1700 Tk с человека за завтрак, обед, ужин, переезд на автобусе из Cox’s Bazaar до причала в Teknaf и обратно, паромная переправа в обе стороны и сопровождающий гид — отличное предложение, если не считать 6-8 часов в пути и всего 4 часа на острове).

Большая часть пути на Сент Мартин шла вдоль бирманского побережья с широким белоснежным пляжем и маленькой деревней, около которой возвышалась позолоченная золотая ступа. Но на самом острове о близком соседстве с Бирмой напоминали лишь многочисленные сушеные фрукты, ударно сдобренные чили, на упаковке которых было написано «Product of Mandalay, Myanmar».

Остров Сент-Мартин меня так и не очаровал, хоть мы и провели на нем вместо запланированных трех суток целых шесть, войдя в матрасный режим обильного сна, поглощения морепродуктов, прогулок по пляжу и вечерних просмотров фильмов и не захотев из него так быстро выходить. Из хорошего на острове была свежая рыба, которую мы ели каждый день по 2 раза, пляж с пальмами и вид на море. И жилье мы в итоге после часовых поисков и осмотра десятка мест нашли тихое, чистое и доброжелательное.

Нормальное жилье на Сент-Мартине стоит дороже, чем на материке. В деревне много разных гестхаусов и «отелей» за бюджетные 5-8 баксов, но там шумно, не особо чисто, далеко от моря, и меня поразило тотальное отсутствие москитных сеток над кроватями. Потом мы вышли на пляж и начали шерстить пляжное жилье, что радовало уже значительно больше, хотя ценник в 25 долларов за предлагаемое был не совсем адекватным, и москитные сетки все еще отсутствовали. И лишь когда мы зашли уже довольно далеко, решили проверить еще два места и в итоге остались в первом с просторной чистой комнатой, москитными сетками, европейским унитазом (не то чтобы это было принципиально, но приятно) и очень толковым и доброжелательным менеджером, сделавшим нам скидку за опт и заселившим за 14 долларов.

До шумной деревни от нашего отеля было минут 30 пешком. Зато сразу слева начинался и уходил в даль практически безлюдный пляж, обрамленный пальмами и с редкими стоящими в их тени хижинами, укрытыми сухой листвой. А справа через 15 минут прогулки по пляжу был ночной рыбный рынок, где на закате на столы выкладывали свежую рыбу всех калибров, а также крабов и лобстеров, и выбранный экземпляр при тебе же жарили в котле. 30-сантиметровая рыбина стоит 1.5-2.5 доллара, большого лобстера мы в новогоднюю ночь заточили за 7.5 долларов, среднего размера крабы уходят за доллар с небольшим. Обстановка спартанская — на пляже стоят пластиковые стульчики, на них и садишься с тарелкой есть поджаренный улов. В итоге мы все дни завтракали и обедали в отеле, а ужинать ходили двумя-тремя рыбинами на пляже.

Местные туристы, видимо, любят есть рыбу, зажаренную до состояния сухарей, но нам в первый же вечер повезло с прохожим, который, осуществляя функцию перевода между нами и дедушкой, принявшим наш заказ, спросил, приготовить ли нам лобстера на 10% или на 50%. Мы попросили на 50%, ибо вариант со 100% не предлагался, а 10% нас слегка насторожили. И в итоге степень готовности была потрясающей, и этот дедушка потом, поняв, что мы не любим есть сухари, так же чудесно и нежно пожарил нам рыбу, за что мы питались у него каждый вечер.

С лобстером была грустная история. Когда мы увидели его и решили «шикануть» в канун Нового года, поев деликатес, лобстер еще шевелил клешнями и усами, и был очень красивого голубоватого цвета. Но как только наш заказ был принят, ему обрубили под корень усы, разрезали вдоль и пополам панцирь на спине и, еще шевелящегося, бросили на сковородку с кипящим маслом.  Негуманное зрелище! И оставалось утешать себя лишь тем, что он все равно уже был не жилец, и если бы не мы, его бы съел кто-то другой. В считанные секунды лобстер приобрел красный цвет, знакомый мне по Мьянме и Кубе. И был съеден нами, живодерами, с аппетитом, после чего залакирован жаренной рыбой.

Мы приехали на Сан Мартин в воскресенье, и хотя выходные закончились еще вчера, народу на острове было очень много — сезон! В понедельник мы сходили на обед в деревню, но навстречу нам ехали колонны велорикш (чуть ли не единственный колесный транспорт на острове вдобавок к нескольким мотобайкам) с лавками вдоль бортов двухколесной платформы и 4-6 пассажирами, шли местные туристы с фотоаппаратами, было шумно и многолюдно, и в итоге до дня отъезда в деревню мы больше не выбирались.

Понедельник на пляже был очень тихим, а на ночном рыбном рынке было всего лишь несколько посетителей. Во вторник народу поприбавилось, но было все еще терпимо. А в среду уже днем даже напротив нашего отдаленного отеля появились толпы, на ночной рынок пришлось придти еще перед закатом, чтобы отхватить лучшие рыбные экземпляры, а вечером отовсюду слышались дискотечные ритмы до почти 23 часов, пока не затихли дизельные генераторы — единственный источник электричества на острове.

Море было морем, и его вид радует меня всегда. Впрочем, тут оно было мелким, поэтому на отливе в некоторых местах вода уходила почти за сто метров, обнажая многочисленные прибрежные камни и мертвые кораллы. И теоретически купаться можно было только с 11 до 13. А практически было почти нельзя. Страна мусульманская, и вид девушки в купальнике вызвал бы нереальный ажиотаж (мне хватало ажиотажа и вокруг меня прилично одетой))). Так что за все 6 суток мы залезли в воду всего три раза. В первый раз — просто из принципа. Как же быть на море и не искупаться? Но торчать в воде в саронге и просторной футболке было странно и особого удовольствия не доставляло, хотя в ЮВА я спокойно купалась полностью одетая, чтобы не обгореть во время продолжительного снорклинга. Но тут вода была не супер теплой, а снаружи душ свежий ветер, и было очень неприятно выходить из воды не имея возможности сразу снять с себя мокрую одежду и хотя бы выжать ее перед надеванием снова. Так что в следующий раз мы полезли в море только через день, увидев напротив нашего отеля толпу из пары десятков весело плещущихся в волнах местных туристов при полном параде. Но в любом случае было приятно на приливе и отливе бродить вдоль моря по пляжу или сидеть в тени деревьев и вглядываться в морскую даль.

По большому счету единственное, что меня откровенно раздражало на Сент-Мартине, были люди, вернее дети. В первые пару дней они просто выносили мозг своим непрерывным хоровым «Hello, hello, thank you, thank you, hello, hello, thank you, thank you…», причем ответное hello не прерывало крикливый монолог. Девочки подскакивали с тарелками, наполненными ракушками, и довольно настойчиво предлагали их купить. И только на третий день, когда все дети уже знали нас в лицо, количество hello и thank you сократилось на порядок.

И еще утомляли толпы бангладешских туристов с их анкетными вопросами «your country?», «relationship?», «student?», «feeling about Bangladesh?», «how long in Bangladesh?». Как-то раз, увидев на пляже пару таких же запуганных, как и мы, всеобщим вниманием иностранцев, мы хотели подойти к ним и спросить «your country?» и «relationship», но побоялись, что шутка юмора может остаться непонятой )) За все 6 суток мы видели на острове лишь эту пару, одного японца в огромных наушниках и двух одиночных белых мужчин. Все с напряженными лицами и явно не жаждущие общения.

Бангладешские туристы часто хотели с нами фотографироваться, но теперь мы часто говорили либо «no, sorry», либо «one picture only», ибо желающих туристов много, а нас всего двое. И если первые 8 дней, пока я была в Бангладеш одна, меня совершенно не напрягало всеобщее внимание, то на острове оно частенько бесило, и я поняла , почему так раздражался на местных австриец Гернот. У бангладешцев (как, наверное, у всех больших наций, типа Китая и Индии, живущих в условиях большой плотности огромного населения) совершенно отсутствует представление о личном пространстве. Подойти с вопросами к мирно беседующей в уединенном месте на пляже паре тут совершенно нормально — мы же горим желанием пообщаться с местными совершенно так же, как и они с нами. Наши разговоры множество раз прерывались совершенно бесцеремонным образом, и следовали все те же шаблонные вопросы про страну, наш статус как пары, профессию и время пребывания в Бангладеш. Я вдруг в полной мере осознала, как хорошо и по-другому было в бангладешских горах, особенно в Ruma Bazaar и маленьких деревнях вокруг Рангамати, Бандарбана и Бога Лейк — хиллтрайбных жителей совершенно не интересовало, кто мы и откуда, они просто занимались своими ежедневными делами, лишь скромно поглядывая на нас, как на Других.

Впрочем, из всех мест в Бангладеш, где мы были вдвоем, люди раздражали меня только на Сент-Мартине. Хотя чего можно было ожидать от места, где бедно живут необразованные рыбаки и куда ежедневно приезжают отдыхать тысячи состоятельных бангладешцев? Зато на острове мне явилось чудное открытие! В детстве мне всегда говорили, что нужно есть рыбу, ибо в ней много фосфора, полезного для мозга, но, глядя на местами тупых местных детей и подростков, я поняла, что то ли не вся рыба одинаково полезна, то ли дело вовсе не в рыбе с фосфором.

Хотя по большому счету местных детей очень жалко. На материке тоже множество детишек, которые не учатся в школе. Но они с малых лет работают продавцами газет, фруктов или протирают столы в кафешках, и у них хотя бы есть работа, они зарабатывают для своих семей деньги. А на Сент-Мартине толпы детей целыми днями не делали ровным счетом ничего, кроме как слонялись без дела по пляжу и «харрастили» нас своим надоедливым «hello, thank you» или получасовым стоянием/сидением в метре от сидящих на пляже нас.

И еще на острове было на удивление много собак, впрочем, совершенно безобидных. Все они были, видимо, близкими родственниками, ибо отличались только размером и возрастом, а по цвету были одинаковыми белыми с рыжими пятнами.

По итогам шести дней на острове мы все равно чудесно отдохнули от шума больших городов, надышались свежим морским воздухом и наелись морепродуктов. Но с учетом отсутствия возможности нормально покупаться и наличия шумных детей и любопытных местных туристов отнести Сент-Мартин к чудесному месту для спокойного пляжного отдыха можно лишь с большой натяжкой.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>