Бангладеш: Богра, руины форта Махастангарх и немного о трагической истории страны

На следующее утро, позавтракав последними пакетиками Ашано-кашки и бананами, я доехала на велорикше до нужного перекрестка и сразу загрузилась в автобус до Богры.

Место мне досталось отличное — в первом ряду за водителем, с кучей места для ног и панорамным обзором, правда, около прохода, потому как место у окна было уже занято морозоустойчивой девушкой, которая несмотря на утреннюю прохладу настойчиво открывала периодически закрываемое другими пассажирами окно. Я заметила, что в автобусах либо меня подсаживают к женщинам, либо рядом со мной садятся в основном женщины — мусульманская страна.

Переезд в 2.5 часа был страшным. Ибо страшно ехать в первом ряду и видеть, как водитель на бешенной скорости, несясь через плотный туман, обгоняет очередной тук-тук или трактор с сеном прямо перед неожиданно появившимся встречным грузовиком с выключенными фарами. Водят они, конечно, очень лихо, а учитывая многообразие медленно едущих по дороге грузовых и пассажирских велосипедов, тук-туков и тракторов, выкатываться на узкой дороге на встречку приходится часто. И автомобильный гудок практически не замолкает. Впрочем, я заметила, что на дорогах совершенно нет легковых машин: только автобусы, грузовики, тук-туки и велосипеды. Так что в целом траффик небольшой.

В Богре (Bogra) я доехала от автовокзала до центра города на электромашинке, которая за 5 така подбирает и высаживает народ по дороге, работая как наши маршрутки. А остаток пути, не имея представления, куда мне дальше идти и где искать отель, доехала на велорикше за 10 така или 3.5 рубля, решив, что за эту цену я могу позволить себе роскошь не идти пешком целых 200 метров.

Дядечка на ресепшн отеля на первый взгляд оказался не более приветливым, чем в отеле в Дакке, но цена была отличной, а номер еще лучше, и я с радостью осталась. Может, они и правда не любят тут в отелях непривычных для их мусульманской страны одиночно заселяющихся теток? Или считают, что их ночлежка мне не подходит? Впрочем, на следующий день он уже оттаял и даже начал смотреть на меня добрей и с небольшой улыбкой, а на вопросы, откуда, как и куда ехать, отвечал вежливо и подробно.

Пообедав в популярном среди местных жителей ресторанчике при отеле, где я потом и кормилась все два дня и где официанты были ко мне потрясающе милы, обслуживали очень заботливо и постоянно предлагали добавку или же приносили ее сами, я на коллективном тук-туке отправилась за город. Полчаса по трассе с обгоняющими автобусами и грузовиками — это мероприятие не для слабонервных. Зато в жутком страхе время пролетело незаметно. Но обратно я решила ехать на автобусе.

От городка Mahasthan до крепости Махастангарх (Mahasthangarh) я доехала на велорикше, а там влилась в стройные ряды многочисленных по случаю праздничного дня местных туристов и осмотрела археологический музей с терракотовыми статуями и рельефами, бронзовыми фигурками и разными украшениями, найденными на месте раскопок в этом регионе. Интересно для общего развития, но в целом не особо впечатляет. От форта, построенного в 3 веке н.э. и считающегося самым старым городом в Бангладеш, остались только стены, да и то частично. Пройтись по ним было приятно, но на жаре меня как-то напрягало постоянно останавливаться и фотографироваться со всеми желающими.

Вернувшись на трассу в городок Махастан, я провела незабываемые полчаса на обочине, фотографируя огромное разнообразие проезжаемых мимо транспортных средств: груженных сверх меры десятками бочек и тюков ярко раскрашенных грузовичков, автобусов с толпами народа на крыше, разные трактора и мото тук-туки, груженные чем угодно, пассажирских, грузовых и грузо-пассажирских велорикш. А потом вернулась на одном из переполненных автобусов в Богру — сидячее место мне все равно нашлось на топчане рядом с водителем.

В Богре весь автобус выгрузился в незнакомом мне месте, но меня тут же «подобрал» говорящий по-английски молодой человек и усадил с собой в велорикшу. Через бурлящий жизнью город мы доехали туда, куда мне было надо, после чего молодой человек категорически отказался, чтобы я разделила с ним расходы на велорикшу, и поехал на велорикше дальше, куда ему было надо.

Mohammed Ali Palace Museum and Park или дом-музей бывшего министра иностранных дел, вокруг которого разбит маленький парк развлечений, поразили меня разве что полнейшей разрухой. В большом доме стоял запах летучих мышей, а со стен и потолка свисала облупившаяся штукатурка. Были представлены предметы интерьера и манекены, разодетые в красивые одежды, но все в целом выглядело очень грустно. Удивило, что в доме круговая планировка, и все комнаты проходные, а спальня лишена окон и уличного света.

Парк вокруг дома оказался еще более грустным зрелищем — традиционно для Бангладеш везде горы пластикового мусора, старинные аттракционы, на которых я бы точно не рискнула покататься и по сравнению с которыми наши выжившие советские парки аттракционов выглядят весьма неплохо…

Но самым грустным зрелищем был мини-зоопарк: рыбы, безжизненно лежащие на дне мутного водоема с плавающими на поверхности воды пакетами из-под чипсов, аллигатор в соседнем и не менее убогом водоеме, запуганный олень, с ужасом взирающий на всех подходящих к его маленькой клетке, и 3 несчастные макаки в маленьком загоне — первые макаки, которых мне стало очень жаль!

Сегодня в Бангладеш был большой праздник — День Победы. 16 декабря 1971 года закончилась война за освобождение Бангладеш от Пакистана. После прекращения британского колониального господства в 1947 году и искусственного разделения британской Индии на Индию и Пакистан до 1971 года нынешняя территория Бангладеш была Восточным Пакистаном, хотя кроме общей религии у этих двух частей бывшей Индии больше нет ничего общего — язык разный (в Пакистане говорят на урду, который выглядит как арабская вязь, а в Бангладеш на бенгали), культура разная. Движение бангладешцев за независимость началось сразу после создания Пакистана. Но Пакистан не желал даже признавать бенгальский язык в качестве одного из официальных языков страны наравне с урду и английским. 21 февраля 1952 года пакистанцы расстреляли в Дакке студенческую демонстрацию, выступавшую в защиту бенгальского языка — спустя 47 лет, в 1999 году Юнеско объявил 21 февраля Всемирным днем родного языка в память о погибших в Дакке студентах.

Тогда за 9 месяцев войны погибло около 3 миллионов бангладешцев, 200 тысяч женщин были изнасилованы и около 10 миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома… Пакистанцы вырезали в Дакке всю интеллектуальную элиту, и поскольку с ней часто ассоциировались индуисты, заодно и большую часть индуистов — несложно ведь догадаться, как отличить мужчину-индуиста от мужчины-мусульманина…

По случаю праздника весь город был украшен бангладешскими флагами со странным на мой взгляд сочетанием цветов — красный шар в (почти) центре на темно-зеленом фоне. По центру ходили люди с флажками, некоторые девушки были одеты в шальвар-камиз в цветах бангладешского флага, некоторым молодым людям и деткам бангладешских флаг рисовали красками на щеках, и еще народ повязывал себе на лоб красно-зеленую повязку.

Богра больше всего впечатлила меня тем, что траффик в центре города на 99% состоял из велорикш, едущих плотным потоком. Кажется, я знаю, какая профессия в Бангладеш самая популярная и самая востребованная.

Остаток дня я провела в отеле за просмотром фильма — наконец-то в первый раз за почти 1.5 месяца у меня нашлось на это время!

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>