Кения: Озеро Найваша и пешком по национальному парку Hell’s Gate

В 6.20 я уже стояла на дороге в ожидании моего первого автобуса для марш-броска к озеру Найваша. Местные женщины стройными рядами потянулись к озеру за водой, неся на головах большие канистры. Почему этим не занимаются мужчины? Видимо, не только у покотов женщины делают все.

Прямой автобус в Накуру, который мне обещали в 6.30, по словам местного жителя уже уехал,  поэтому меня загрузили в матату до городка Маригат. По дороге мы останавливались у каждого столба и собирали мужчин, видимо, едущих на работу, и детишек в школьной форме. Это был один из тех случаев, когда наличием или отсутствием в матату свободных мест никто не интересовался. Благо детишки занимают немного места, а некоторые из них были не против и постоять.

В Маригате меня оперативно перегрузили в маршрутку до Накуру.

В моем первоначальном плане было остаться в Накуру на сутки, переночевав в местном отеле Mt. Sinai и организовав через многочисленные турфирмы сафари на полдня по национальному парку Lake Nakuru. С помощью местных жителей я легко нашла отель, где оставила рюкзак на время уборки моего будущего номера – одного из четырех предлагаемых иностранцам номеров на крыше здания с чудесным видом на весь город. Поиск группы для сафари по парку успехом не увенчался – мне лишь предлагали взять в аренду авто с водителем за 5-7 тысяч шиллингов. Что вкупе с 75 долларами за вход в национальный парк было дороговато.

Пока я завтракала в одном из ресторанчиков тилапией с самой большой порцией жирной картошки фри, которую я когда-либо видела,  я решила забить на национальный парк и ехать дальше. Все равно впереди меня еще ждал лучший кенийский национальный парк Masai Mara, который при этом еще и один из лучших в Африке.

Lake Nakuru считается одним из лучших национальных парков в Кении, но меня несколько смущало то, что он полностью огорожен, и мне казалось, что я буду чувствовать себя как в большом зоопарке без клеток, ведь все равно у животных, живущих здесь, нет возможности мигрировать куда-то еще. А вероятно они были бы рады такой возможности, ведь национальный парк находится прямо за городом, четвертым по величине в Кении.

После завтрака и снятия в банкомате еще трехсот долларов в местном эквиваленте я забрала из номера на крыше свой рюкзак, оставив очень милой тетушке-уборщице чаевые «за хранение», села в матату компании Mololine и укатила в Найвашу.

Участок от озера Эльментейта почти до самого подъезда к Найваше вновь порадовал меня живностью прямо рядом с трассой: целая стая бабуинов, несколько групп зебр и газелей и два невиданных мной раньше бородавочника.

Город Найваша оказался жутко пыльной дырой с совершенно разбитыми дорогами. Но, к счастью, в городе я лишь сменила одну матату на другую и поехала к очередному кемпингу на очередном озере.

Озеро Найваша – это центр цветочной индустрии Кении. Из-за близости к огромному пресноводному озеру многие цветочные компании построили здесь сотни гигантских теплиц, в которых в основном выращивают розы на экспорт и где трудятся тысячи гастарбайтеров не только со всей Кении, но и из соседней Уганды.

Не всем  посчастливилось по приезду в Найвашу найти работу, и часть неудачливых гастарбайтеров подалась в криминал. Найваша считается не очень безопасным местом в Кении, и в некоторые достопримечательные места не рекомендуется ходить в одиночку  — например, в парк Crater Lake Sanctuary, где находится кемп, владельца которого несколько лет назад убили. Как в любом месте, где много понаехавших, люди у озера Найваша живут очень разные. Я заметила много неприветливых и даже каких-то «уголовного вида» лиц, и пока полчаса ехала с этими лицами в матату до своего кемпинга, даже подумала, что зря не осталась подольше на озере Баринго с его приятной деревенской атмосферой, где все свои и где совершенно безопасно, ибо все друг друга знают.

К счастью, выбранный мной Camp Cornelleys оказался чудесным местом и, пожалуй, это был лучший кемп за все де недели – очень доброжелательный и совершенно незаметный персонал во главе с ресепшионистом, огромная территория в лесу из высоких деревьев, кругом сочная зеленая травка, есть деревянные столики со скамейками, мусорные баки и очень комфортные удобства, где с одной стороны туалеты с настоящими унитазами (в Roberts’ Camp был туалет дачного типа с ямой), потом раковины под открытым небом с видом на озеро, а с другой стороны душевые с видом на раскидистое дерево сверху и с горячей водой после 4-х вечера, когда огромный котел нагревают, сжигая дрова.

Когда я приехала, было занято несколько бунгало, но на всей огромной территории не было ни одной палатки, поэтому я поставила свою прямо посередине кемпинга рядом с персональным столом со скамейками и метрах в пятнадцати от удобств.

От берега озера кемп отделяет ров (через который перекинут небольшой «противоскотный» мостик), а также электрический провод, который включают на ночь, чтобы бегемоты не бродили по территории кемпа.

Сходив на разведку в очень симпатичный ресторан и ужаснувшись ставшим уже непривычными ценам на еду (пицца по 8-10 долларов), я решила перебороть свой «страх» и сходить на разведку за пределы кемпа. Снаружи все оказалось совсем не так ужасно, как мне показалось из окна матату. Метрах в 200 по дороге обратно в город Найваша обнаружилась небольшая придорожная деревня с магазинчиками и рынком, где доброжелательные местные продавцы продавали мне помидоры со вкусом помидоров, что очень непривычно для жителя Москвы (всего по 6 рублей за целых 4 штуки!!!), и очищенные ананасы (по 3 рубля за половину ананаса!), и где я узнала, что, оказывается, вода может стоить 40 шиллингов, а не 100, как в глуши.  Там же обнаружилось аутентичное cafe Acacia, где я следующие два дня и кормилась в окружении питающихся гастарбайтеров.

Остаток дня я решила провести в кемпе: сначала в наблюдении за крикливыми зелеными попугаями, а потом сидя на деревянном понтоне, пришвартованном к крохотной пристани. Там я провела несколько чудесных медитативных часов, болтаясь над водой и наблюдая как местные кингфишеры, за неимением подходящих деревьев, нависающих над озером, с веток которых их сородичам на озере Баринго так удобно высматривать добычу, зависали в воздухе на одном месте прямо как колибри, а потом стремительно бросались в воду за запримеченной рыбой.

Вокруг все время что-то булькало, плескалось и квакало, а в густых зарослях прибрежных кустов кричали бегемоты. Неожиданно в пяти метрах передо мной на кочку вылезло существо, похожее на бобра, совершенно ничего не боясь дождалось, пока я неспешно достала фотоаппарат, попозировало, подняло заднюю лапу, почесалось ею, а потом лениво полезло в воду и поплыло в кусты.

Минут через десять подгреб бегемот, но, увидев меня, плыть дальше к берегу не решился, оставшись на безопасном расстоянии.

Когда приблизился закат, я решила пойти поужинать. В кафе Акация (надо же какой прогресс, здесь они знают, что они кафе, а не отель :-) ) меня за 110 шиллингов покормили тарелкой тушеной чечевицы, капусты и картошки + тарелкой безвкусного угали. Плюс 20 шиллингов за чай.

Когда ужин был окончен, я принялась за чашкой чая читать лежавшую на столе газету. В Кении вся пресса выходит на английском языке, что опять же очень удобно, чтобы держать себя в курсе происходящих вокруг событий. Газеты по утрам продают на улицах и конечных остановках матату многочисленные разносчики. Газеты популярны, их многие покупают, а дочитав, предлагают почитать соседям по матату. Или оставляют в кафе на столе.

Газеты довольно толстые, как правило, чуть ли не четверть газеты в конце посвящена разным вакансиям. Обязательно есть страница с объявлениями о скончавшихся и о похоронах.

Тема этого дня, что на радио (которое тоже зачастую вещает на английском), что в прессе – предохранение. Женщинам внушают, что не стоит рассчитывать только на гормональную контрацепцию или Постинор, надо еще и использовать презервативы для защиты от СПИДа. Странно, конечно, если они знают о существовании Постинора, но не знают о необходимости презервативов для защиты от половых инфекций. Статистика в Кении, как и в целом в Африке, по количеству ВИЧ-инфицированных или больных СПИДом просто ужасающая –  инфицированы или болеют 15 процентов взрослого населения. Каждый шестой или седьмой взрослый. Это два человека из пассажиров матату. Ваши в ней соседи!

От изучения прессы меня отвлекли двое зашедших в кафе с испуганными лицами белых мужчин. Поскольку мест, как обычно по вечерам, почти не было, я предложила им сесть рядом. Белые оказались двумя американцами предпенсионного возраста. Они в Кении уже пять дней и за это время успели совершить восхождение на гору Кения. А завтра собираются ехать по национальному парку Hell’s Gate на велосипедах. Я тоже завтра туда же, но пешком по совету Vaclav. Американцы оказались правильными путешественниками – тоже ездят на матату, хотя ночуют почему-то не в кемпе, а в каком-то отеле через дорогу. Но к моей идее о том, что и в Масаи Мара можно приехать самостоятельно, организовав сафари на месте, они как-то не прислушались. А зря – втроем организовать что-то намного проще и дешевле.

Ночью в палатке стало неожиданно холодно – пришлось закрыть всю вентиляцию и забраться с головой в спальный мешок. Зато было необычайно тихо, совсем никто не шумел, потому что было некому, а к редким крикам бегемотов я уже привыкла.

С утра я, чудесно выспавшись, сама проснулась в пять с чем-то. Вот бы в Москве так на работу просыпаться!

Когда рассвело, я загрузила в рюкзак фотоаппарат, три бутылки воды, закупленный накануне на рынке и в кафе Акация продуктовый паек в виде помидоров, бананов и чапати, и пошла на дорогу. Кафе Акация оказалось уже открыто, и я не удержалась и позавтракала в окружении завтракавших гастарбайтеров. Правда, ассортимент на завтрак не поражал воображение – чай с молоком и два двухэтажных тоста с маслом и тоненьким слоем джема. Мужики на удивление вполне с аппетитом уплетали то же самое.

На дороге в столь ранний час уже шло активное движение. То и дело проезжали большие автобусы цветочных компаний,  собиравшие по дороге своих работников.

Я на полупустой матату доехала до поворота на национальный парк и пошла по грунтовке с толпами мужиков. Оказалось, что все они шли к теплицам, вход в которые находится рядом со входом в национальный парк.

Hell’s Gate относится к национальным паркам, где нет хищников, поэтому по нему можно ходить пешком и ездить на велосипеде – второе у туристов особенно популярно. В каждом кемпинге можно взять в аренду велик за 500 шиллингов в день. Прокат велосипедов есть и на повороте с трассы. Я очень люблю велосипеды, но от идеи покататься по национальному парку я отказалась благодаря отчету Vaclav, который написал, что в парке есть очень крутые подъемы с мягким грунтом и кучами песка. К тому же кататься на велосипеде с телевиком на шее совсем неудобно, а каждый раз доставать фотоаппарат из рюкзака и подавно.

В Кении во все самые популярные национальные парки стоимость входного билета номинирована в долларах (а почему-то в чудесном национальном парке озера Богория в шиллингах), и платить выгодно именно в них, потому как курс обмена при оплате в шиллингах указан невыгодный (в октябре 2011 году это было 105 шиллингов за доллар, тогда как в обменнике я меняла по 96 шиллингов за доллар). Я этого почему-то не знала, и пришлось платить 25 баксов в шиллингах.

Еще потрясает то, как дорого стоит вход в национальные парки. Hell’s Gate относится к дешевым – 25 долларов за день. А вот посещение большинства остальных национальных парков обойдется в 70-80 долларов в день. И за эти деньги вам не полагается абсолютно ничего, даже примитивная карта местности. А в США 80 долларов стоит годовой билет во все нац. парки страны для двух машин и всех их пассажиров с неограниченным количеством посещений и кучей бесплатных карт и буклетов! Почувствуйте разницу!

Я провела в национальном парке Хеллс Гейт  около семи часов примерно с 7.30 до 14.30. Природа парка полностью отличается от парков, которые я видела до и после. Здесь в основном высокие холмы и есть даже «горные перевалы», а основная дорога идет по широкому ущелью. Очень необычно, что можно просто так идти, а вокруг будут стада газелей, зебр и буйволов – их в парке предостаточно.

Народ в основном ездит по основной дороге, а я решила первым делом осмотреть «огороды» и перед скалой Fishers Tower свернула на Buffalo Circuit Road, где за несколько часов встретила лишь одного туриста, моего знакомого американца, с трудом закатывавшего пешком в крутую и высокую гору вел. Зато вокруг совсем близко были зебры, газели, бородавочники, а вдалеке маячили какие-то антилопы. С высоких холмов несколько портил впечатление вид на окрестные теплицы, а также шум расположенных на половине национального парка геотермальных станций, рядом с которыми вверх вздымаются клубы пара.

Buffalo trail представляет собой сплошные подъемы и спуски, постоянно топаешь то вверх, то вниз, что на жаре тяжеловато, поэтому ранний старт – это наше все. Правда, когда я забралась на самый верх, там дул приятный свежий ветерок. Но живность куда-то пропала – она в основном обитает на «пастбищах» внизу.

Когда я бодро топала по пустынной дороге, наслаждаясь видами бескрайних просторов и тишиной, мне в ногу, проткнув насквозь толстую подошву кроссовка, впилась толстенная колючка сантиметра два в длину. Прямым попаданием. Минут пять я выбивала ее изнутри кроссовка камнем и вытаскивала через подошву. И обрабатывала ранку на стопе спиртовой салфеткой и индийской дезинфицирующей жидкостью в надежде не умереть от заражения крови. Колючку я взяла с собой как трофей. Она выглядела как большой ржавый гвоздь, и, глядя на нее, я недоумевала, как же местные жители еще совсем недавно ходили по саванне босиком?!

По парку везде расставлены знаки с указателями и километражем, но километры там странные, да и указатели, впрочем, тоже. Я даже в какой-то момент подумала, что иду вообще не туда и приду в цивилизацию фиг знает во сколько, но все обошлось.

Потом, спустившись с гор, я встретила местного молодого человека, с которым нам было по пути, и мы пошли вместе. Он не переставал повторять, что только закончил учебу и ищет тут хоть какую-то работу. Будто я могу ему чем-то помочь. Выглядел он очень цивильно и нес подмышкой сумку, похожую на сумку для ноутбука. Куда и зачем он идет, я так и не поняла, но, судя по его речи, он прямо тут, в парке, и искал хоть какую-нибудь работу.

Потом мы разошлись, и я пошла дальше искать что-нибудь, совпадающее с моей картой из Lonely Planet. Когда впереди замаячила определенность в виде повернувшей куда надо дороги, я увидела в стороне длинные шеи жирафов. У меня с детства была мечта увидеть целое стадо жирафов, ибо жирафы – это не те животные, которые в зоопарках бывают в количестве больше одного-двух. Я подошла к жирафам так близко, как только было возможно, пока некоторые не стали уходить. Достала из рюкзака сидушку и села на землю. Так и просидела напротив жирафов под палящим солнцем полчаса. Я смотрела на них, а они смотрели на меня. Девять взрослых жирафов и спрятавшиеся в кустах четыре жирафенка!

Один жираф, видимо, самый любопытный, все пытался подойти ко мне поближе, но в последний момент пугался и отбегал назад. Потом мы насмотрелись друг на друга, и я пошла в цивилизацию – вышла на главную дорогу, где в итоге было, пожалуй, больше всего зверья, и оно было совершенно непуганым.

Сначала бородавочники, потом две газели, подпустившие меня к себе совсем близко, потом стадо буйволов, стадо газелей и стада зебр. И снова жирафы – штук шесть, разбросанных по полю и кустами.

На основную скалу под названием Central Tower и в узкое ущелье, куда пускают только в сопровождении гида, я не пошла и двинулась к выходу, потому как солнце пекло нещадно, и у меня уже начала болеть открытая кожа рук. Для полного счастья мне не хватало только бабуинов. И, о чудо, огромная стая поджидала меня прямо у выхода из национального парка.

Наблюдать за бабуинами — сплошное удовольствие. Это жутко социальные животные, очень трогательно заботящиеся о малышах, причем не только самки, но и самцы с подростками. Молодежь вовсю с шумом резвилась на скалах, взрослые, сидя на земле, вычесывали друг другу мех. Кто-то занимался собирательством и поедал то, что нашел в траве. Часть стаи по жаре отправилась в поля, часть осталась на сиесту в тени скал.

По пути назад на трассу я снова влилась в поток гастарбайтеров  – сейчас народ шел с работы. Первая остановившаяся на трассе матату была битком забита, но, как водится в подобных странах, еще одно место найдется всегда. В итоге девушку, которая занимала ближайшее к выходу место, пересадили в проход, а меня на ее место. Так она и сидела краешками полупопий на двух сиденьях, зависая остатками попы над проходом. А я на каждой остановке выгружалась из матату и выпускала народ. Сверху на мне и моем соседе спереди полусидели полувисели зачем-то целых два кондуктора. Так что в час-пик не протолкнуться не только в Московском метро ;-)

Остаток дня прошел в поглощении пищи в кафе Акация, в стирке одежды и релаксировании на понтоне над водой.

После ужина тарелкой фасоли, чечевицы и тушеной травы с чаем и чапати всего за 80 шиллингов (мой рекорд, видимо, цена снизилась за постоянство :-) ) я купила на завтрак фруктов у уже знакомых продавцов – так приятно и спокойно, когда ты уже все и всех знаешь, когда место становится родным, и ты чувствуешь в нем себя уверенно.

На следующий день я собиралась встать пораньше и съездить на несколько часов в Crater Lake Sanctuary, а потом перебираться в национальный парк Масаи Мара. Но, побоявшись не успеть на нужный автобус, забила на Crater Lake.

Ночью снова был жуткий дубак, и я даже надела поверх футболки флиску. С утра я выгребла из-под тента и с дуг палатки тысячу пауков, неплохо обосновавшихся в моем жилище, их многочисленных жертв и паутину, собралась, позавтракала бананами, помидорами и остатками чапати, попрощалась с доброжелательным ресепшионистом и отправилась на дорогу ждать матату. На сей раз утренняя матату была забита битком, и мой рюкзак привязали на крышу.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Кения: Озеро Найваша и пешком по национальному парку Hell’s Gate: 2 комментария

  1. Добрый день!
    С большим удовольствием прочитала рассказ о Вашей поездке, нашла для себя много полезного.
    У нас с мужем планируется длительная стыковка в Найроби в конце путешествия по Африке — почти сутки. С 11 утра до 7 утра след. дня. Мы хотели бы съездить в Хеллс гейт самостоятельно, но информации о самостоятельных однодневных поездках нашла крайне мало (Ваш отчет, фактически, единственный источник полезной информации. Еще раз спасибо за него!). Как Вы считаете, возможно ли осуществить эту поездку одним днем (при условии, что это будет суббота, т.е. серьезных пробок в Найроби не должно быть)?
    Итак: 11.00 выезжаем из аэропорта на 34 автобусе в центр города.
    12.00 мы в центре, пересаживаемся на автобус до Найваши.
    14.00 прибываем в Найвашу пересаживаемся на маршрутку до поворота на Хеллс Гейт.
    15.00 — 18.00 Хеллс Гейт.
    18.00 садимся в маршрутку, затем автобус до Найроби.
    21.00 прибываем в Найроби, заселяемся в отель.
    Буду очень благодарна, если поможете разобраться с транспортом. Вопросы следующие:
    1) Где остановка маршрутки в Найвашу?
    2) Где в Найваше пересесть на маршрутку до Хеллс Гейт?
    3) ходят ли маршрутки в вечернее время, после захода солнца? Реально ли уехать из Хеллс Гейт около 6 вечера или нужно выезжать раньше?
    Заранее большое спасибо за ответы!!

  2. Александра, к сожалению, я не могу ответить на ваши вопросы. Я не ездила в Найвашу и Хеллс Гейт на один день, а ночевала две ночи на озере Найваша. К тому же поездка была 4 года назад, и деталей на тему откуда куда что уезжает я уже не помню, да и вряд ли вспомню больше, чем описано у меня на сайте. Не поняла про какую остановку маршрутки в Найвашу вопрос? Если в Найроби, то я не знаю, я в Найроби была только транзитом. И каждый раз мне везло, так как меня либо высаживали, где мне было нужно, либо местные провожали туда, откуда мне нужно было ехать дальше. Аналогично и про пересадку в Найваше. Если вы говорите по-английски, спросите у водителя автобуса из Найроби, он вас высадит, где надо, или покажет, куда идти дальше в поисках следующего транспорта. Или у местных, с кем будете ехать из Найроби — в Кении почти все хорошо говорят по-английски, да и люди хорошие, обязательно подскажут. К сожалению, про вечернее время после захода солнца тоже ничего не знаю, я в это время всегда была на месте, а передвигалась только днем.
    Реально у вас есть только полдня, и мне кажется, что для поездки в Хеллс Гейт этого мало, учитывая время на дорогу туда и обратно. В лучшем случае у вас на месте будет 3 часа, это все бегом и с гнетущими мыслями о неопределенности в плане возвращения назад в «NightRobbery» в темное время суток… Лично я бы при таком раскладе никуда за город не поехала, а нашла бы что-нибудь интересное в Найроби. Описанный у меня музей мне понравился, плюс в Найроби вроде есть хороший ресторан, где можно съесть кого угодно, наверняка есть еще что-то интересное, я просто не интересовалась, так как на Найроби времени не было. Хорошей вам поездки! Жаль, что не получилось помочь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>