Кения: Крокодилы, бегемоты и птицы на озере Баринго

До озера Баринго мы доехали минут за 40, но дорога между Маригат и озером Баринго – это что-то. Разбитая грунтовка с элементами разбитого асфальта раз восемь пересекает пересохшие русла рек и одно русло с водой. Сложно представить, как транспорт проезжает этот участок в дождливый сезон – мостов нигде нет.

На озере Баринго мы заселились в чудесный Roberts’ Camp, о котором я читала в Интернете множество позитивных отзывов. Кемп находится прямо на берегу озера с крокодилами и бегемотами, по территории расхаживает и летает множество птиц, а ночью бегемоты выходят на берег, ходят мимо палаток, шумно жуют траву и ревут. Есть приятный на вид ресторанчик, в котором я, впрочем, ни разу не ела, но многократно заряжала батарейки и нетбук, есть отдельно стоящие домики с туалетами и холодным душем, умывальник.

Для желающих пожить с большим комфортом во всех кемпингах есть стационарные просторные палатки, по которым можно ходить в полный рост, с кроватями и стульями. И есть полноценные домики-бунгало с удобствами внутри, отличающиеся размерами и уровнем комфорта – для тех, кто боится быть раздавленным в ночи бегемотами.

Когда мы приехали, метрах в 20 от озера уже стояло штук 20 одинаковых Кечуйских палаток – это группа французских пенсионеров путешествует на сафари-грузовике с целой свитой поваров и помощников, которые три раза в день готовят им на костре еду, а потом кормят за одним длинным столом.

Место для палатки пришлось выбирать долго – слишком близко к озеру ставить палатки нельзя, потому как есть риск быть ночью раздавленным бегемотом. Вообще заселение и нахождение на территории кемпа – на риск заселяющегося. На ресепшн и у туалетов висят распечатки с полезными советами, типа не оставлять в палатке еду и не ходить по кемпингу в темное время суток. Мне в первые сутки было немного страшно, но потом я освоилась, привыкла к ночным крикам бегемотов и перестала чего-либо бояться. Наиболее досаждавшими представителями животного мира были, пожалуй, муравьи, которые прокладывали свои дорожки везде, где только можно, и какие-то комароподобные мошки, которых мне перед сном десятками приходилось давить об потолок и внутренние стенки палатки, куда они незаметно проникали одновременно со мной.

Первичный осмотр территории кемпинга выявил крокодила на берегу озера в паре десятков метров от палатки и огромное количество всяких разных птиц, водных, сухопутных и живущих на деревьях.

Часов в пять вечера мы с дамами пошли на разведку в соседнюю деревню Kampi Ya Samaki, до которой от кемпа идти по асфальтовой дороге или по петляющей тропинке около 15-20 минут. Купили на улице у местных женщин, жаривших рыбу в огромных котлах прямо на земле, по куску жареного сома за 150 шиллингов, а на закусь помидоры и авокадо, который оказался горьким и был отправлен мной в помойное ведро. Ужин получился легким, но голодным организм не остался. Впоследствии все две недели я чаще всего питалась два раза в день – завтракала часов в 10-11 и ужинала сразу после заката. Зачастую так получалось из-за утренних мероприятий или переездов, к тому же когда удавалось добраться до ресторана в городе, порции там были такие огромные, что есть так три раза в день я бы просто не смогла.

Ночь была беспокойной – в деревне была дискотека, которую благодаря озеру было чудесно слышно в кемпинге и которая утихла только ближе к пяти утра. Сразу после этого включились бегемоты, которые орали в соседнем отеле Lake Baringo Club, отделенном от кемпа забором и калиткой, куда я следующие два дня часто ходила погулять по чудесному саду и вдоль воды.

Как только начало светать, я вылезла на прохладный утренний воздух и осторожно пошла туда, откуда слышались крики бегемотов. Прошла через калитку и через 20 метров, у небольшой деревянной пристани, заметила торчащие из воды уши. Бегемотов оказалось около шести штук, среди них два маленьких бегемотика. Пока я тихо стояла одна, они то и дело высовывались от воды, сидя всего в паре метров от берега. Когда через 15 минут подвалили шумные туристы, бегемоты отплыли от берега метров на десять. Кажется, они в итоге так и провели весь день в воде напротив пристани, потому что я видела их на этом месте и часа в два дня, и перед закатом.

На семь утра я договорилась через ресепшн кемпа о трехчасовой прогулке «nature walk» с местным гидом. Пока меня не было, мои попутчицы собрались и уехали обратно в Накуру, откуда собирались перебираться в Уганду.

Мой гид по имени Клиф оказался довольно приятным человеком. Сначала он рассказал мне о дереве, завезенном лет 20 назад из Австралии. Дерево оказалось настолько хищным, что уничтожило всю местную растительность и расплодилось в огромных масштабах. Оно несъедобно для скота (у коров пропадает молоко), а нанесенные его колючками раны у человека очень долго заживают.

Потом мы подошли к одному из многочисленных в этой местности термитников (некоторые достигают нескольких метров в высоту). Этот термитник оказался слегка разрушенным – то ли природой, то ли человеком в экскурсионных целях. Клиф предложил мне засунуть в термитник руку – внутри оказалось очень тепло. Потом он обмотал куском туалетной бумаги палку, запустил ее вовнутрь и вытащил несколько термитов. Взял одного из них пальцами, поднес к термиту тоненькую веточку, и термит с легкостью ее перекусил. Матка термитов живет 10-15 лет, а все обслуживающие ее «рабочие»  — всего несколько дней.

Потом мы искали два вида живущих в этой местности скорпионов – Клиф переворачивал все встречающиеся большие камни, и под некоторыми из них мы нашли коричневых скорпионов. Одного из них Клиф аккуратно взял на руку, а потом передал его мне на ладонь. Помнится, однажды я уже держала в руке скорпиона на Борнео, и второй раз это было не менее волнительно.

Потом мы дошли до красивых коричневых скал. Эта местность называется Великой Рифтовой долиной. Много миллионов лет назад подземные силы природы пытались расколоть Африку на две части. Но Африка не далась. Разлом проходит через большую часть Африки от Мозамбика до Ближнего Востока. На территории Кении последствием разлома стало появление озер Баринго, Богории, Накуру, Эльментейта, Найваша и Магади. Горячие источники и повышенная геотермальная активность на озере Богория и в национальном парке Hell’s Gate рядом с озером Найваша – тоже последствия тех событий.

Взобравшись на скалы, я оценила красивый панорамный вид озера Баринго и услышала, что на самом большом острове посреди озера живет богатый мужчина из племени масаи, у которого пять жен и пара десятков детей. Жители деревни считают подобную семью странной – здесь так не принято.

Прямо под скалой находится большой пустырь – десять лет назад итальянцы снимали здесь кино, застроив пустырь декорациями. С тех пор пустырь так и не зарос, и местные детишки играют на нем в футбол. А из оставшихся после съемок декораций в деревне построили хорошую школу.

Когда мы спустились со скал, наткнулись на самца страуса всего в десятке метров от нас. Меня до последнего дня в Кении не переставала удивлять повсеместность обитателей дикой природы.

И еще с первого дня меня поражали невиданные раньше деревья – на кенийском нагорье они выглядят совсем не так, как в местах, где я была до этого. Здесь мало дождей и много животных, поэтому кусты и деревья имеют очень маленькие листики, помогающие удерживать редкую влагу, и очень длинные колючки, защищающие их от съедения животными. Крона, как правило, не круглая, как у наших деревьев, а плоская, разрастающаяся горизонтально.

Когда прогулка была окончена, я попросила Клифа отвести меня в деревне в местную кафешку. Так я обнаружила «Hotel», в котором питалась следующие два дня. Обычный сарайчик с пластиковыми столами и стульями. Внутри в это время никого не было, и меня пригласили на кухню, в помещение за «залом», где показали ассортимент, открывая кастрюли. Тушеная капуста, фасоль, картошка и рис. 100 шиллингов за тарелку «всего понемножку». Плюс чапати и чай с молоком по 20 шиллингов. Так я и обедала оба дня.

Озеро Баринго – это рай для bird watching, т.е. для наблюдения за птицами. Здесь множество разных видов птиц, и лучше всего смотреть на них с воды, во время лодочной прогулки. Стандартная цена, предлагаемая в кемпах – 3000 шиллингов за час, что было дороговато для меня одной.

Пока мы с Клифом шли обратно к деревне, я оттачивала свои навыки торга, и в итоге мы договорились о двухчасовой лодочной прогулке с 16.30 до 18.30 за 1500 шиллингов за оба часа. Т.е. в 4 раза дешевле! Кульминацией лодочной прогулки по озеру является кормление рыбаком белоголового орлана или fish eagle, но меня эта часть поездки не очень интересовала, и я от нее отказалась.

В этот и на следующий день после утренней прогулки с Клифом и до вечернего тура я неспешно бродила по прекрасному саду отеля Lake Baringo Club и вдоль берега озера, где на мелководье, замаскировавшись в опавших ветках, прямо у берега лежали крокодилы, на которых я даже пару раз чуть не наступила, а вдоль воды расхаживали и летали птицы, начиная от знакомых мне зимородков (kingfisher) и заканчивая невиданными ранее ткачиками и разнообразными водными птицами.  В саду были обнаружены два вида любимых мной птиц-носорогов,  а также многочисленные колибри, пьющие нектар из огромных ярких цветков.

За обнесенной забором территорией отеля Lake Baringo Club протекал ручей, и я пару раз заглядывала в дырку в плотном кустарнике в надежде увидеть там купающихся бегемотов. Но вместо диких животных оба раза видела голых намыливающихся негров, после чего перестала интересоваться ручьем.

Клиф опоздал на встречу на 10 минут – проспал. И явился в некотором подпитии. Мы дошли до деревни и загрузились в лодку под названием the Egret. Хорошо, что с нами был еще и парень-лодочник – алкоголь несколько притупил внимание Клифа, и первое время он не очень живо реагировал на происходящее вокруг, так что большинство птиц находил лодочник или я.

Но потом Клиф попил воды прямо из озера, зачерпнув ее в ладони, и ему полегчало. Я бы, наверное, от такого утоления жажды умерла или, по меньшей мере, несколько дней провела, не отходя дальше, чем на пару метров, от туалета, а для него это в порядке вещей. У Клифа, как у многих мужчин в этой местности, коричневые зубы – Клиф объясняет это тем, что они пьют воду из озера, в ней содержится много фтора, поэтому зубы меняют цвет. А мне кажется, что им нужно меньше жевать кат  :-)  Хотя за этим занятием я никого не встречала. Но у всех женщин зубы почему-то белые – они воду из озера не пьют или пьют только из артезианской скважины?

Лодочная прогулка была прекрасна! Сначала мы направились мимо деревни дальше на север, там была обнаружена красивая серая цапля, огромный крокодил, загоравший прямо на деревенской бетонной набережной, и целые колонии желтых ткачиков, вьющих гнезда из травинок на самом краю веток кустарников и деревьев, чтобы до них не могли добраться змеи.

Потом мы встретили рыбака на лодке, сделанной из связанных бамбуковых веток, проверявшего свои сети. И двух голых негров, сидевших в воде около берега и старательно намыливавшихся. И ведь не боятся же крокодилов…

Было очень много зимородков, отчаянно бросавшихся вниз головой в воду за очередным уловом, были цапли и мои знакомые еще с утра бегемоты напротив отеля Lake Baringo Club. А потом мы направились вдоль диких и незаселенных берегов на юго-восток, туда, где озеро заросло густой травой и где кажется, будто плывешь по полю во ржи. В закатных лучах это было нереально красиво: вокруг абсолютная тишина, лишь тихий звук мотора и щебетание птиц, вдалеке горы, освещенные мягким светом заходящего солнца, и белоголовый орлан, сидящий на верхушке возвышающегося вертикально полусгнившего ствола дерева, непонятно откуда взявшегося в этом царстве воды.

Ровно через два часа мы вернулись в центр деревни. Мальчишки, оказавшиеся на берегу, помогли Клифу и лодочнику затащить лодку на берег, и Клиф пошел проводить меня на ужин в деревенское кафе-«hotel». На улице смеркалось, а внутри кафе сидело штук 10 местных мужиков – все пили чай и смотрели телик, стоящий в углу. Там оба вечера были какие-то публичные слушания со свидетелями и обвинителями на тему массовых убийств в городе Найваша. А мне ведь еще туда ехать…

Ко мне отнеслись благосклонно. Мужики продолжали пить чай и смотреть ящик, не обращая на меня особого внимания, а я с аппетитом уплетала то, чем меня на сей раз кормили.

Когда я закончила свой ужин, пришел Клиф и проводил меня по темной дороге без единого фонаря до кемпа.

На следующее утро я встала еще затемно, в 5.30 утра. В Москве в будние дни я с огромным трудом просыпаюсь на работу в 7.30 и хронически не высыпаюсь, даже если сплю по 8 часов в сутки. А в отпуске в тропических странах вблизи экватора я всегда встаю на рассвете, около 6 утра, и чувствую себя прекрасно. В Кении, ночуя в кемпингах, когда в 7 вечера уже абсолютно темно, а делать особо нечего, я ложилась спать в 8-9 вечера. Поэтому за две недели я прекрасно выспалась и отдохнула.

Первым делом я отправилась на рассветную прогулку, наслаждаясь утренней прохладной и многочисленными птицами.

В 8 утра мы снова встретились с Клифом и пошли на так называемый special walk – на поиски ночных птиц. Я всегда считала, что ночных птиц надо смотреть в темное время суток, выискивая их с помощью мощных фонарей. Но оказалось, что их можно легко увидеть днем – надо только знать, где искать.

Клиф и его «подельники» знали. Три часа мы ходили то по территории отеля Lake Baringo Club, то через дорогу в сторону холмов, потом обратно к отелю, а потом снова углублялись в заросли колючих деревьев. Зато я увидела целых четыре вида совершенно разных сов, стайку каких-то ночных птичек, похожих на куропаток, и одного красивого незапланированного и совершенно не ночного дятла в качестве бонуса. И нереально убегалась. Что было приятно – в повседневной жизни в Москве мне очень не хватает движения, поэтому я люблю подобную «беготню» в отпуске.

Когда силы моего ничего не евшего со вчерашнего дня организма были уже на исходе, и мы находились недалеко от деревни, из отеля по sms пришла радостная новость – персонал отеля нашел последний из запланированных на сегодня видов сов. Клиф был счастлив. Я тоже. Но сначала я потребовала перерыв на завтрак в моем любимом hotel – вот такой вот я birder ;-)

Закончив с поздним завтраком и посмотрев четвертый вид совы, которую и правда было непросто отыскать, поскольку она сидела в расщелине ствола и прекрасно маскировалась под древесную кору, в 11 утра я вернулась в кемп. В этот день с самого утра была какая-то нестерпимая жара. Я походила по саду и вдоль озера, пофоткала птиц и устроила сиесту.

Французские пенсионеры уехали еще рано утром, и некоторое время в кемпе было тихо и умиротворенно. Но к обеду приехал новый сафари-грузовик – огромное железное чудовище. Пока группа испанцев зависала в баре кемпа и пила приветственные напитки, сопровождающий персонал умело построил целый палаточный город: палатки высотой в человеческий рост выстроились в красивый ряд, в каждую палатку поставили по две раскладушки с матрасами, перед входом водрузили удобные складные кресла, а на ночь перед палатками зажгли керосиновые лампы. Палаточный отдых определенно может быть очень комфортным даже для тех, кто не является приверженцем палаточного туризма ;-)

Персонал не нашел лучшего места для огромного обеденного стола, чем в пяти метрах от моей палатки, а в пяти метрах с другой стороны развел костер. Зато в следующую ночь бегемоты побоялись такой цивилизации и в кемпинг не пришли, поэтому можно было не опасаться быть раздавленной.

Но все же от испанцев мне была и кое-какая польза. Я хотела добавить к своим экологическим впечатлениям от озера Баринго еще и этнографические — съездить в «потемкинскую деревню» к племени Покот, а группа как раз ехала туда в три часа дня.

Испанцы приняли меня вполне тепло. Они лишь вчера прилетели в Кению и только начали свое двухнедельное путешествие по трясучим дорогам Кении и Танзании.

Их сафари-грузовик – это отдельная кабина и высокий кузов с крышей. Внизу кузова размещены огромные багажные отсеки. Наверху вдоль бортов две мягкие скамейки во всю длину кузова, за ними в бортах «потайные» шкафчики для мелких сумок/рюкзаков и личных вещей. В начале кузова chill-out зона – мягкий топчан примерно 2×2 метра, где желающие могут полежать и поспать. Окон нет, поэтому кузов прекрасно продувается. Для защиты от солнца или дождя можно опустить брезентовые «шторы».

С испанцами путешествует их tour leader, молодой и приятный испанец Серхио, который уже четыре месяца живет в Кении и без перерыва возит группы по одному и тому же маршруту. В Богории Серхио ни разу не был, но собирается поехать туда с друзьями, когда в конце контракта, через пару месяцев, у него выдастся отпуск – я нагрузила его полезными советами о том, как добраться и где там можно жить.

Поделиться с друзьями в социальных сетях:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>